Музей, как реформация

Реформация религий – это всегда Варфоломеевские ночи и гугеноты в той или другой модификации. Не стоит ждать «утра» таких ночей, проще с вечера быть трезвым. ? не стоит вывешивать таблички — «музей»: безвкусный космизм Н. Федорова только навредит. Храмы, как женщины должны хранить свои загадки, даже, если там их нет. Для чего мы идём в музей? Увидеть историческую «ветошь»? Тогда проще в своем жилье сделать генеральную уборку: там ветоши не мало.

В храмах хранится наша общая для многих поколений житейская мудрость, которую мы умудрились отделить от государства, от народа. Парткомы большевиков – те же храмы (их религии) туда, украв, перетащили груды мудрости прошлых поколений, разбавили это своей наивностью, и отработало все почти сто лет. Осталась лишь память о кровавой октябрьской реформации.

“Страшно, аж жуть

«Экстремалы» от спорта перестают бояться и часто гибнут – заканчивают свой завораживающий путь. Мы, в России, все какие-то завороженные, остальные просто «свалили» в зарубежье. Я вот (немного) офицер запаса, учили нас военному делу укорочено, но помню основную мудрость командира взвода: «оценить обстановку, принять решение, отдать боевой приказ». Так много раз повторял нам, студентам, майор Кошкин – участник той далёкой войны. Помогает это и в мирной жизни. Начнем с начала – оценим обстановку: вот и будет нам «общее дело»: закваска для веры друг другу – веры в свою мудрость, без мистики. Памятуйте только: личная мудрость – это гордыня, а общая – это религия. Меня пугает (и Вас в этот страх приглашаю) ОБСТАНОВКА. Всё, как перед Первой мировой. Тогда Религия денег начала поедать остальные религии, отделённые от государства. Получили приснопамятную, «руководящую и направляющую» религию большевиков. «Свято место пусто не бывает».

Рукоблудство

Word оказывается не знает такого слова, но слово это единственное из печатных, означающих детскую шалость. Припомните непечатные, именно ЭТ?М можно назвать дела политические и религиозные, которые вершат раздельно. Ещё раз, большевики  делали правильно: у них всё было «в одном флаконе». Только вождям их очень на божничку захотелось, результат: религиозный новодел оказался не  прочным и политика не всегда успешна.

Это я к тому, что у нас есть почти «руководящая и направляющая», ну и организуйте там фракцию «Православная Единая Россия», можно и несколько аналогичных. Пусть там почитают старенькую книжку «?стория КПСС»: это же руководство, как строить работоспособную религию и успешную политику. Опыт большевиков может подсказать (можно просто переписать) и составить планы на завтра, на месяц, на пятилетку. Так и коммунизм с «человеческим лицом» обретём.

Политика

«Вначале было слово», вот истина, которую мы никак не освоим. А чего бы проще: посади рядышком лингвистов, энциклопедистов и прочих спецов, пусть каждый термин разложат по полочкам. Пусть одна полочка будет основная, такую можно употреблять запросто, в повседневности, а если вы изволили употребить термин со 101ым смыслом, то извольте его засунуть в кавычки вместе с номером версии. Вот термин: любовь стоит оставить без этого правила, а то загадочность пожухнет. А вот, термины: политика, религия, религиозная Вера нужно  поместить прямо в Word, который эти слова без номера версии непреодолимо не пускал в любой текст.

Надеюсь, я не первый, кому захотелось назвать политику: эмбрионом  религии. Религия большевиков (на четверть православие) так и не покинула эмбриональное состояние, осталась политикой. В терминологии мы запутались на столько, что и православие из политики не просачивается в Ж?ЗНЬ, а жизнь растет из детства: там Бога – мудрости нет.

НЕ НУЖНО ЖДАТЬ

пока  наши дети и внуки пройдут через горнило православной, или другой, проверенной временем религии и устроят нам пенсионный рай. Такие, какие есть, мы можем рулить в сторону противоположную от Содома и Гоморры. Это не стенания идеалиста, имеется пример: большевики (пусть зверскими методами), но направляли Россию праведным путем. Будь у них в обойме хоть один приличный божок (как у китайцев), сносу не было бы нашему социализму. Нам нужен Бог – общая мудрость: для детей, как идеал достойный подражания, так и для нас, для оттенения  своей греховности. Прошли времена индульгентные, когда от греха откупались. Теперь лишь совесть и уголовный кодекс служат шлакбаумом: не так уж мало для начала.

Чисто физический пример: возьмите прямоугольное стекло. По трем сторонам проведите красную черту напишите: «Содом». На одной стороне напишите: «праведность». Положите стекло горизонтально на стол и накапайте воды. Капля должна покоиться по средине. Теперь суньте кончик ножа между стеклом и столом. Капля скатится. Если приподнять стекло со стороны противоположной «праведности», капля там и окажется. В остальных случаях: вода разбавит «Содом».

Мораль: не нужно много религиозного фанатизма (лучше без него) и праведность – нравственность, будет достигнута, так было при большевистской религии.

Религия без мистики

Не мои это мысли. Это воспоминание мудрого моего отца – коммуниста о религии большевиков. Говорил он мало, особенно об ЭТОМ. Мысль простая: не вступишь в партию, и карьера тебя не найдёт. Не о карьере он говорил мне, а о соборности, так проявлялась крестьянская (христианская), генетическая мудрость. Я обижался, ведь нам тогда казалось: «всё по плечу». Глупый был. Теперь-то понятно, без единомышленников – единоверцев, без коллектива дела не сделаешь. В одиночку только малые делишки возможны. Крещен я не был, в тех местах за много, много вёрст, храмы были порушены. Лет пять назад и во мне остатки крестьянской мудрости заговорили, и я крестился. Не нашёл я в храме атеистических страшилок: всё, как у большевиков, только торжественней, красивей – доходчивей.

Два термина

Эзотерический и экзотерический, а большевизм, он какой? С одной стороны его понимали только посвященные: Маркс и  Ленин. С другой стороны, неспособных к посвящению отправляли в «лагеря», а там, кто выживет.  Нужно договориться: и называть все религии экзотерическими (доступные всем),  а эзотерическими называть секты (доступные избранным). Ошибочка вышла: все свои религии мы отправили в разряд эзотерических, — доступных только избранным – ВЕРУЮЩ?М, но таких единицы. Остальных вытеснили в разряд материалистов, а таких подавляющее большинство, если  отсеять притворяющихся верующими. Религиозное строительство для России крайне затратно, но когда оно только для малого числа избранных, оно смертельно опасно для самих адептов: сколько их погибло на Соловках и превратилось в лагерную пыль в прочих  точках. Верующие как бы перетягивают весь религиозный покров на себя, обделяя других. Нам нужно поверить, что религиозная потребность жить соборно острей других потребностей и социальная справедливость в таком вопросе самая востребованная.

«Остров ненужных людей»

Скоро будет столетие российской борьбы с «религией денег». Пора бы прислушаться к мудрости народной, — к Богу. В религии денег нет такого компонента, как ограничение потребностей, а климат наш не позволяет, тупую роскошь. Это так просто понять: в лютый мороз гулять без шапки и тулупчика, — смертельно опасно. Тёплое жильё, одежда и прочие издержки нашего климата и ландшафта требуют бюджета. Вот народы заполярья умеют ограничивать свои потребности и процветали бы, ограничь себя в такой «роскоши», как алкоголь. Законодательно ограничить роскошь, не мудрый приём. Воспитать нужно в обществе потребность к самоограничению. Не пугайтесь такой фразы, ведь, спорт (например) – это всегда ограничение определённых, надуманных потребностей и много, много труда. ?нтересно бы сравнить: наслаждение от роскоши «богатенького Буратино» и радость от силы и здоровья спортсмена или радости трудоголиков. «Религия денег» культивирует жажду потребления, нас соблазнили на ЭТО ещё при царях: крах – достойный результат. Большевикам пришлось собирать всю религиозную мудрость народов бывшей империи, ввести жесточайший аскетизм и выкарабкались. В перестройку снова – «религия денег». Мазохизм, что ли? При нашем природном богатстве мы могли бы обеспечить себе аскетизм на уровне выше западной роскоши, а пока мы остров не нужных родине людей.

«Нескучный сад»

(видимо от скуки) вдруг решил развлечь нас угрызениями совести: на «западе» все такие вежливые, а у нас такие агрессивные. Вспоминается сразу почтальон Печкин: агрессивен он был. Велосипеда у него не было, подарили  и сразу – душевным человеком стал. Как всё просто! Вот и нам, целой стране, чего-то не хватает, найдём, и наши лица приветливо засияют, как у японцев: в улыбке. Всё так просто! У них, там, на «западе» есть «религия денег» (пусть агрессивная и безбожная), но есть, а у нас только музеи религий. Эти музеи уже раз разрушили вместе с монархией. Большевики кроваво внедрили некую копию из раздавленных религий, и лица советских людей засветились своеобразным светом (попробовали бы потускнеть). А что, без большевистского  менторства у нас никак нельзя?

Урок культа (культура)

При большевиках буквально всё было пропитано их культом: решениями съездов  партии, а на местах одобрялось местными партийными ячейками. Люди религиозные не приступают к  делу не помолясь, а большевики – люди религиозные. Только их религиозность – это страх инквизиции (всесильных ОРГАНОВ). У большевистских ОРГАНОВ не хватало времени на внимание к тем местам, где рождается страх Божий и нравственность. Но и того внимания секты большевиков на союз их религии и семьи было достаточно для воспитания человека коммунистического (социального, справедливого, нравственного и пр.) будущего. Бриллиант большевистской педагогики недооценивали, считалось: главное это социалистическая экономика и она вполне работоспособна за «железным занавесом». Но не выдерживает соревнования с агрессивной капиталистической экономикой, мотивированной на максимальное потребление. Недаром, у нас шутили: социализм можно построить только капиталистическими методами. Сейчас уже не до шуток: их капитализм и наш, который строим, заражены СП?Дом цветных революций. Но у нас есть иммунитет: в 17ом прошлого века мы переболели «красной революцией». Вполне возможно только лёгкое недомогание при выходе из кризиса. Что делать? Нужно вспомнить потаённые уголки своей культуры.