Человек рождается с верой

Об этом, и, кажется, всерьез, здесь http://www.utro.ru/articles/2009/09/07/836551.shtml Может быть вера присутствует уже в яйцеклетке? Но очевидно, человек рождается религиозным – способным жить только соборно, в коллективе, в обществе. Это не зайчик, которого мама один раз покормила, и гуляй, детка, пока не съест лиса.  А, если повезёт, встретишь пару и получится новый зайчик. Это же надо, такое сказать: «человек рождается суеверным»! Видимо, не правильно перевели, адаптировали для России. На других языках это воспринимается, как: «человек рождается религиозным» и у них есть какая-то религия. Но у нас-то нет религии, которая ведёт «суеверного ребёнка» по жизни. Мы планируем воспитывать детей атеистически, а уж после читать мораль о нравственности (ДНВ). Уверен, подавляющая часть протеста на «болотной», это неприятие системы воспитания о образования.

Страх и ужас

внушают пламя и дым пожара животным, забыв взаимные интересы и похоти, они бегут почти бездумно, как можно дальше. Для нас «дым отечества» и огонь родного очага сладок и приятен. Но аналогичные животным треволнения нас преследуют по другому поводу. Брат на брата, сын на отца пошли вдруг в гражданскую войну. Это не анализируется, воспринимается, как должное. Всё списали на перераспределение собственности. Да было перераспределение, но это обычное мародерство при смутах. Так же пытаются объяснить «болотные» волнения, так, мол, среагировал офисный планктон на снижение уровня оплаты труда. Но, хотя бы, на уровне версии рассмотрите другие варианты. По-моему, гражданская война, перестройка и «болотные» волнения – это страх и ужас: там и здесь пугает противоестественное состояние общества. Человечество испытало на себе огромное число разных религий, но археологи не знают периодов истории без религии. Успешность общества и качество религии завязаны неким образом, но мы боимся даже вопроса: что такое успешность общества, и, тем более, что такое религия? Религия – это педагогика для детей: и (одновременно система само и взаимо) воспитания взрослых. А Бог – это радость и счастье сознания правильно выбранной религии. Страх и ужас просыпается от сознания НЕ правильно выбранной религии и мы готовы на ВСЁ ради обретения Бога. Терпели даже иконы с богомерзкими ликами большевистских божков.

Жестокая правда

прозвучала, как откровение вчера на ТВ. Признали, наконец: не какая-то «колонна», а сами православные с восторгом разрушали храмы религий. Тогда же и «креативный» класс обнаружили, назвали пролетариатом, и такое бесчинство устроили, до сих пор вздрагиваем. Нечто похожее устроилось недавно в Ливии и там «креативный» класс откопали, назначили таким классом — студентов. ? у нас «креативный» классом «офисный планктон» обозвали. Теперь  что – ждём погромов. А кто же на стадионах погромы устраивает? Неужели ещё один «креативный» класс зародился?

В чём же суть «креативных» треволнений. Это просто бунт голодных, но голодных духовно. Плотский голод мы готовы терпеть, голоданием мы даже лечимся, но голод души – потребность жить в обществе, которому ДОВЕРЯЕМ, — это самая острая проблема.  Любое сообщество, где эта проблема не решена заведомо погибнет. Ливию разбомбили алчные соседи, Россию в начале прошлого века сами разрушили, СССР, тем более: лень было большевизм отбеливать: надеялись, приживется западная религия – религия личного успеха и максимального потребления. Но у нас зима слишком долгая: без аскетизма ПОКА Н? КАК.

Что делать?

Кто виноват? ?звечные наши вопросы, но появился «новый»: «кто доволен системой нашего здравоохранения?». В зале, где прозвучал такой вопрос, довольных не нашлось. Пролонгируйте вопрос не в «глобальном» масштабе, а на наше общество. Результат будет ещё хуже. А куда уж хуже то? Нам «светит»  африканский революционный синдром. У нас что, каждый бедный захотел яхту на океане? ?ли работодатели так восторгнулись китайскими рабочими, что своих решили уморить. Нет этих крайностей и близко к ним ничего нет. Что же с нами?

Потеряли мы систему организации общества в жизнеспособный организм. Каждый — сам по себе и не доверяет всем, не доверяет способу организации государства. Если короче: нет у нас религии (идеи), скрепляющей общество в единый механизм. Религии, которые имеем, отделены от государства, превращены в этномузеи, существуют сами по себе.

А была ли у нас «настоящая» религия? Бала и совсем недавно. Большевики  перелицевали имевшиеся тогда религии в свою, только боги у них получились очень грязные. Религия с такими богами оказалась неподъёмно дорогой в экономическом плане и государство разорилось. Храмы восстановили, но теперь нужно (без купюр) задействовать там религии.

Как подключать религии 3

По- настоящему верующие люди есть и мы узнаем о них, когда их спасают из алтайской тайги, из пензенских подземелий или из разного рода сект. Остальные – нормально сомневающиеся люди, только скрывающие свои сомнения. От себя не убежишь! Нужно научиться глотать горькую пилюлю сознания, что вера, в том виде, как её снова пытаются внедрить, — не достижима. Будем упорствовать, —  перспектива известна: революция, погромы, «бутовские» рвы и полигоны. Потребность в религии мощнее, чем (даже) в воздухе, только удушие  наступает быстро, а без религиозность может длиться небольшое время и люди успевают «озвереть». Вот в Ливии устроили «социализм», но с не очень акцентированной религией и теперь стреляют, так и до иприта не далеко (не дай Бог). Мы имеем религии с прекрасной акцентуацией, но что цари, что большевики так занудно требовали какой-то особой веры, что всё гибло, причём, большевики как-то очень легко «отделались». Ведь чего проще: ВЕР?ТЬ, в святость традиции жить по обычаям предков. Чтить культуру своего государства, а религии это часть культуры, а не набор догм.

Что раздражает

больше всего? С чего начинается бунт? Почему безумству бунтующих поют песни? По последнему вопросу понятно: героем становится каждый, кто зовет к новой религии, если старая религия не несет святую функцию и призыв к общему делу, к обряду, к богу. Перед бунтом общество становится раздражительным, повод для бунта обычно не совпадает с раздражителем. Меня, например, раздражают боевики — стрелялки. Я вырос там, где к оружию приучают с детства, это средство добычи пищи, это и ритуал безопасности. Охота она вообще ритуал. Как же неоправданно часто показывают вооруженных людей, а их манера общения с оружием возмущает. Так содрогнется православный, когда увидит молящегося левой рукой.

Еще пример: по воскресениям по радио вещает какой то антипатриот. Для него Суворов и Жуков бездари, а землю России нужно срочно продавать, пока не подешевела. Причем, его риторика необорима. Но нельзя, все таки, давать слово в СМ? бомжу который клеймит запахи общества, выходя из общественного туалета, где ему позволили ночевать.

Возмущает риторика преподавателя семинарии на православном канале, выстроенная в стиле «шапка горит». Слова святых отцов и (тем боле) Евангелия должны быть выше этого, ещё лучше далеко в стороне.