Приравнять к наркотикам

Приравнять к наркотикам алкоголь не удаётся, слишком сильно торговое лобби и поэты постарались в рекламе «этой влаги благородной». Но научились мы (в массе своей) чувствовать «край» алкогольного наслаждения и вредоносность такого наркотика не так велика, чего не скажешь о нашем, мужском, наркотике – борьбе за высшую власть. Учиться нам нужно, отличать простительный (а может быть и необходимый) карьеризм от тотальной борьбы за высшую власть. Упрощаем мы всё. Можно сказать, что художник и моляр занимаются одним делом. Моляр может посетовать на маленькие кисти и низкую производительность. Шумахер просто крутит баранку и значительно превышает скорость. ? так во всем и всё можно критиковать, упрощая ситуацию. Когда-то критика действий Столыпина закончилась убийством, а теперь орден его имени вручают. Политиков, наших современников, оценят, — только несколько погодя. За что убили Столыпина? Тома Сойера мальчишки могли побить за единоличное наслаждение при покраске забора, хорошо, Том догадался приобщить других к своему наказанию. Но Столыпин в своей модернизации России не сумел в должной мере привлечь соборность и традиции российские, на мудрость свою и распорядительность понадеялся, возгордился. Возбудил он других гордецов и был наказан. Гендерная это проблема. Будь на месте Петра Аркадьевича женщина, совсем другое было бы дело. Женщина привлекла бы нужное число Столыпиных для решения поставленной задачи: каждый стал бы Столыпиным — не много. Коллективная пассионарность великая сила.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *