Симбиоз

Мне давно нудится тревога, что вот, вот объявят набор в какую-нибудь «православно -либерально — демократическую» партию,как это принято у немцев. Мысль сама по себе позитивная: партия с подобным названием не будет иметь конкурентов.Но,(!) что начнется после? Партии,оставшиеся без приставки, не простят:могут разнести всю нашу ойкумену. Пора искать лоцмана, способного разрулить такую ситуацию, если она возникнет.

Проще

вернуть Церковьв лоно государства, пусть даже, не как субъект политической борьбы. Тогда политиканствующие хитрецы не смогут воспользоваться «брендом».

Не бросайте камни в прошлое

В космос нас выносит до «демократический» ресурс, он же охраняет от жадного глаза. Не забывайте про спорт и школу. Каждое поколение делает свой набор промахов и глупостей, но оставляет и, что-нибудь очень важное. Религиозная форма организации всего общества, вот главное достояние марксисткой эпохи. Пусть религия была не лучшего качества и боги жухлые, но ведь всё работало. Главную проблему коммунистов, неразбериху в понятии частной собственности (хотя и воровски), но удалось разрешить. Вспомните роман Л. Н.Толстого «Холстомер», там жеребца лишили «достоинств». Внешне мало что изменилось, но резвость выветрилась. Великий писатель изложил это очень убедительно. Для нас — людей, частная собственность важней «мужского достоинства». «Холстомеровские» страдания у нас особенные, но резвость нужна не меньше.

Для резвости частная собственность менее важна, чем «основной инстинкт»- религиозность: мы эффективны только, если действуем сообща — соборно. Соборность предполагает ритуал. Коммунисты слепили ритуал из того, что было, без особых изысков, и система заработала. Даже о породи на теологию они не озаботились: до времени, и так все функционировало. Теперь у нас есть всё. В частной собственности, хоть утопись. Храмы, мечети, синагоги благоденствуют, но система не работает: ключик золотой мы потеряли и даже не ищем. У каждого своя суета.

Религиозная структура политических партий

Анализ по этой тематике должен многое просветить и научить. Академический бы подход в это место: диссертации, статьи… Любительски даже марксизм — ленинизм трудно осознать, хотя он рядом исторически и ещё жив. Коммунистическая партия, как церковь — циклопическое здание. Такое не построят больше никогда. Эта «церковь» руководила всем: экономикой, культурой, спортом, медициной, но особенно аккуратно, идеологией. Только аккуратность была дубовая, почти хамская: старшина сказал, что бурундук — птичка, значит никаких зверьков. Такая идеология требует инквизиции — это дорогая и не надёжная армия. Десятка блеклых диссидентов оказалось достаточно для разрушения системы. Тусклые «искры» второй раз поражают наше государство, это страшный опыт. На нашем опыте учатся, а мы настойчиво игнорируем собственную историю. Согласитесь, сейчас мы стоим в позе которая была в начале прошлого века.

Что делать

?деалии обычно нежизнеспособны, но помечтать можно. Свои маленькие, недостойные и неумелые молитвы я направляю церкви, чтобы Вседержитель ниспослал Ей поручение взять на себя воспитующую, школьную функцию для нашего народа. Если там, в начале ручейка нашего сознания не будет Бога, это место будет занято и известно кем. ? не только стены пострадают.

Смею предположить — это самый важный вопрос нашей жизни. Нормы вежливости, приличия, морали современная школа несет в нашу жизнь уже из за пределов возможного. Призрак нового нигилизма, если и не гуляет, то крадется. Крестное знамение и Страх Божий необходимы в школе, как главное оружие против «лукавого». В семье и школе мы получаем буквально ВСЁ: это некий ларчик, содержимое которого расходуется после, в процессе остальной жизни. Давайте вместе молиться и просить Церковь принять на себя школьное пасторство. ?з школы дети выдут разными, будут склонные к монашеской жизни, их не поймут даже верующие, но основная часть станет материалистами: не всем дано блаженствовать в вере. В живой природе часто так бывает, например, пчёлы: есть трутни, матки и рабочие, они триедины, их жизнь регламентирована инстинктами. Судя по накалу риторики в проповедях, верующие не понимают, как можно не верить очевидному, а мы удивляемся, как можно поверить в конец света и закопать себя под землей. Но! мы члены одной религиозной семьи.

Кто виноват?

Вина общества и государства, если она и есть, не представляет важной компоненты. Чиновники ведают лишь тактикой, а воспитание задача стратегическая. Воспитание должно быть религиозным, это условие нашей биологической сущности. Животное ведет в жизни инстинкт. У нас набора инстинктов не достаточно, нужно закачать в наше сознание ещё некий «драйвер». Здесь всего три варианта:

  • Новый политический «изм». Марксизм мы недавно закопали. Опасен этот путь: полистайте историю.
  • Ещё опасней путь: отдать школы на откуп религиозным сектам.
  • Остается одно: к государственной педагогике подключить свет храмовых окон.

Витиевато приходится выражаться, слишком велика вековая инерция двух инстанций процесса объединения, но момент подходящий. Школьная педагогика искалечена: лишена опорной части — «изма», можно рассчитывать на покладистость. Церковь, давно отключенная от государства, не имеет реального педагогического опыта, нужно сделать ШАГ в сторону педагогической практики. Здесь мы — паства должны молиться за благой процесс.

Воспитание

Приобретая такой инструмент как компьютер, мы точно знаем: его нужно «воспитать», загрузить нужной «ему» информацией. Тогда он послужит Вам, будет даже другом. Мы имели лучшую в мире систему образования (воспитания), это результат религиозной формы школы: хоть и не очень стройная идеология, но и она работала. Марксизм из воспитания вытравили, но мы не правы, что «свято место, пусто не бывает», сейчас бал правит пустота. «?з ничего не выйдет ии чего». Сейчас суеверный страх перед числом «13» и чёрной кошкой превалирует над всей прочей мотивацией моральных норм. В нашу конституцию норма об отделении Церкви от государства перекочевала прямо из сталинского свода законов, там она исключали двоебожие. Только редкие ч…удаки (хотел выразиться грубее) могут ратовать сейчас за эту норму.

Представьте себе

Жителей некой страны решили сделать «ихтиандрами», лишили атмосферы. Даже технический успех такой операции, оставил бы смертельную тоску по запаху тайги. Хорошо, что мы не дельфины, но другое, не менее важное агрегатное состояние нам заменили. Вернее, мы сами меняем, теперь уже третий раз, за одно столетие. Сил и позывов разрушать Церковные стены сейчас не меньше, чем в «семнадцатом», но есть ещё и опыт преступления. Не дай нам Бог рецидивов. Глядя на нас, западные философы предполагают, что «наслаждение всякий раз возникает от гибели бога и его имени» и «что молимся мы только с целью предать богов смерти». Действительно, трудно нашу историю представить просто чередой политических интриг.

Поиски Бога

«Всем можно пожертвовать, чтобы найти Бога». Написано философом эмигрантом перед революцией. До мрачности пророческая мысль: церкви были разрушены и нам явился довольно жухлый божок. Мысль того же автора: «можно построить науку, высокую мораль, даже религию, но нельзя найти Бога». Как же он ошибался: нашли мы божков и прокатились они «красным колесом» по нашей родине. Теософия строилась на мысли, «что Бог есть». Значит, сомневались, просто пытались «оправдать перед разумом веру отцов». В связи с кризисом нужно ждать рецидива: оправдания марксистских богов.

Память

Я помню свою веру в бога: где то до пятого класса мы все обожали дедушку Ленина. Многие могут припомнить такое, мой сайт открыт для Ваших откровений. Вера раннего детства — настоящая, все заповеди ложатся в душу ребенка, как сладкий леденец. Наверно были времена, когда люда оставались детьми до старости. Мы же добываем свой хлеб в поте лица, на разрыве нервов и кипении мозгов. Приходится быть материалистами, но религиозность привитая в детстве, в статусе морали ведет нас,… только в разные стороны. Храмы ждут нас. Там мы можем внукам и детям продемонстрировать, что мы с ними рядом не только телесно. Там мы можем вновь испытать радость соборности, радость совместного обряда, радость танца души.

Мы очень разные

Мы удивляем друг друга, но не понимаем. Одни — лирические поэты, верят, без тени сомнения, своим Лаурам. Другие — мрачные, как Отелло, готовы, не доверяя, удушить. Это крайности, а мы, основная масса общества, живем, как получится, то восхищаемся, то ревнуем. Гораздо хуже ситуация в религиозных вопросах. Мы, масса народа, легко находим богов по вкусу и ситуации, богов простых, «как хлеб». Только эта простота больно бьет по голове, а служители проверенной и традиционной религии, по моему, заблудились, требуя от всех веры. Вера в Бога это не то, что можно требовать, ЕЁ нужно созидать воспитывать с пеленок, с церковной купели. Нужно собраться, сосредоточиться и ответить на вопрос: почему церковь отделена от государства? Коммунисты свои парткомы позиционировали, как «определяющая и направляющая». ?х религия кроваво, не долго, но эффективно работала. Парткомы контролировали воспитание прямо с детского сада, до сих пор помню, как выглядела книжечка: «Детские и школьные годы ?льича». Даже «это» работало. Церковь, отделенная от государства, просто музей с ограниченной посещаемостью.