Пример

правильного религиозного воспитания в период,- до большевиков, я знаю только один. В этом примере есть и достоверность и автобиографичность. Признаниям нашего философа Вл. Соловьева можно верить, только он воспитан не в школе, а в большой и православной семье, что можно приравнять «правильной» школе. Он писал: человек относительно религии при правильном развитии проходит три возраста: сначала пора детской или слепой веры, затем вторая пора — развитие рассудка и отрицание слепой веры, наконец, последняя пора веры сознательной основанной на развитии разума. По такой жизненной схеме прошло целое поколение периода большевиков. Подражать этому не нужно и опасно, но позитивный опыт должен пригодиться. ?нтересен вопрос: может быть это единственная правильная схема жизни людей, которая не приводит к революциям и тупым перестройкам?

«Пальцем в небо»,

почти наугад, не имея опыта, соорудили свою религию большевики. Такие конструкции не жизнеспособны, но они случайно наткнулись на клад. Сокровища этого ларчика позволили быть на плаву в отведенные им сроки. Самый яркий бриллиант этого сокровища — система начальной школы. Почти живодерская религия, пришитая в нужном месте, в нужное время обеспечила «русское чудо» советской экономики. Цыплята будут считать «мамой» любой движущийся предмет, который первым попался им на глаза. Нам, кроме мамы, нужна ещё религия и Бог — такая у нас природа. Пока человечку не исполнилось 10 лет ему без особых проблем можно привить и страх божий и уважение к обряду, а это есть самое главное для вызревания морали. Глупа и трагична история России прошлого века, но нам повезло больше чем другим: был у нас замечательный феномен. Сошлись на одном временном моменте педагогический опыт царской России и дурная, но свежая религия большевиков. ?стория имеет свойство повторяться. Мы снова имеем: опыт советской и мировой педагогики, Храмы благоденствуют. Помолимся, чтобы не закончилось это фарсом.

«Самый опасный период человеческой жизни, –

говорил Ж. Ж. Руссо — это период от рождения до 12 лет«. «Здесь рождаются все пороки». В оценке ситуации Жан Жак прав, но со сроками можно поспорить. Великий антивоспитатель виртуальных Эмилей предлагал, до названного срока воспитывать только пищеварение, не должно ему даже знать: в какой руке держать ложку (правой или левой).

ЕЩЁ РАЗ обращаю внимание: лучшую, во все времена, систему воспитания изобрели большевики. ?х главный прием: не отделять религию от государства, а наоборот, внедрять во все сферы жизни, даже до несварения и тошноты. Причем, они не имели порядочных богов, а мифологему только кровавую и грязную.

На эту тему можно говорить много и долго, но у нас нет времени: наши дети в «опасном периоде». Загубит их не религиозное воспитание.

Защита школы от церкви

Непонятная, мистическая постановка вопроса. Наши вульгарные размышлизмы здесь бессильны. Великого юбиляра, мистика Гоголя считали поэтом, а им не нужно ходить на Синай: Бог сам цензор их мыслей — обратимся к ним (курсив — от Гоголя). Хорошо, что духовенство находится в некотором отдалении от нас, что даже одеждой своей, не подвластной никаким изменениям и прихотям наших глупых мод, они отделились от нас. У духовенства нашего два законных поприща, на которых они с нами встречаются: исповедь и проповедь. Нужно, чтобы священник говорил стоящему среди света человеку с какого-нибудь возвышенного места, чтобы не его присутствие слышал в это время человек, но присутствие самого бога, внимающего ровно им обоим, и слышался бы обоюдный страх от его незримого присутствия. Пока священник еще молод и жизнь ему неизвестна, он не должен даже и встречаться с людьми иначе как на исповеди и проповеди.

Большевики точно следовали заветам поэта. Школа защищалась от их религии скрупулезным исполнением директив и ребята с маузерами там не появлялись. Был тогда у школы «век золотой»: продукт получался высшего качества и это благодаря религиозной структуре воспитания. Для столь важного дела можно вычленить всю большевистскую «дурь», взять их опыт, благословение батюшки и «вперёд». Я бы в разы увеличил уровень оплаты учителям начальных классов, сюда нужно привлечь самых талантливых педагогов: здесь рождается 80% будущей личности. ?м решать проблему религиозного воспитания в стране, где несколько религий. Школа дело светское, но о кураторстве Храмов нужно молиться.

Пророк

был и в нашем отечестве, чтобы он не портил статистику, его даже высылали из России, пока не образумился. ЕГО пророчества буду выделять крупным курсивом. Мы принадлежим к числу тех наций, которые существуют лишь для того, чтобы дать миру важный урок — дать в свое время разрешение всем вопросам, возбуждающим споры. Так писал Чаадаев друг Пушкина, Настрадамус, как говорится, «пусть отдыхает». Россия уразумела своё призвание: своей кровью и плотью оплатила страшный эксперимент: становление нового способа перераспределения собственности и новой религии. Чаадаев был первым, кто ясно понял и сформулировал: человек глубочайше связан с обществом бесчисленными нитями, живет одной жизнью с ним. Способность сливаться с другими — симпатия, любовь, сострадание…- это есть замечательное свойство нашей природы. Всё это действует без нашего ведома, никогда не ошибается и ведет вселенную к её предназначению. Мысль человека есть мысль рода человеческого. В христианском мире все должно способствовать установлению совершенного строя на земле. Печатал со старого конспекта, точность текста не гарантирую, но смысл прозрачен: религиозность — основной наш инстинкт. Жить в обход такого факта не продуктивно, противоестественно. У нас теперь Церковь живет сама по себе, а общество отдельно. Говорят, нечто подобное проделала немецкая разведка, когда в начале войны танки были в одном месте, а снаряды и горючее, в другом.

Аналогия

Мы не придумали пока ничего страшнее термоядерного взрыва. Хотя солнце та же термоядерная печка. Мы давно мечтаем о термоядерном реакторе — печке, который успокоил бы бешеный темперамент ядерного взрыва и решил бы наши энергетические проблемы.

Вот и религиозность — страсть действовать сообща не поддается пока регулированию. «За компанию» мы готовы поверить в конец света и закопаться под землю, хорошо, что этот случай уникальный. Зато менее экстравагантных случаев полно, мы просто перестали их замечать. Буйство футбольных фанатов, рок — концерты, митинги с хулиганством. Это и есть неуправляемые взрывы, когда каждый друг другу — медиум.

До термоядерного реактора пока далеко, но религиозностью мы управлять умели, только от умения осталась лишь оболочка. Виной тому пращуры диссидентов, кто отделил храмы от государства и они не одиноки. Вспомните, отделяли людей от пищи (голодомор), от питьевой воды, от воздуха (смог над промышленным городом).

КАЮСЬ

Мне часто приходилось наблюдать активистов и просто членов правящей партии большевиков, но не замечал я даже крупиц веры, только политическая целенаправленность и карьеризм. Это видели все, так появился «штамп» мышления. Церковную организацию я воспринимал примерно так же. Каюсь, приняв крещение, я и сейчас не могу представить, смоделировать самосознание монашествующих. Проще понять верующих прихожан, только мало среди них «монахов в миру», которых понять не возможно, а остальным так и хочется подмигнуть и позвать: вы наши, — «свои», вы материалисты, давайте вместе искать путь в религию, которая наш уютный дом. Наш материализм он всё равно «дырявый»: чёрная кошка, число тринадцать и прочее, из него просвечивают. Но искренне его отвергнуть мы не сможем: это наша общая инвалидность. Простите нас те, кто смог от этого излечиться.

?нтересный случай

из жизни дальневосточного города. Сегодня в новостях показали судебный процесс. Преподаватель философии в вузе может «сесть» на три года за то, что порицал студентов за веру в бога. Случай не менее поучительный, чем история пензенцев, которые ждали «конца света», но с другим акцентом. Здесь, бедный «философ» воспринял свой хлеб, как религию, как «вольный каменщик» — масон. Стал бороться с «ересью» студентов, но не встретил сопротивления среды. Студенты готовы были сдать зачет по предмету, то есть правильно ответить на поставленные вопросы, но не готовы принять религию преподавателя. Незадачливый миссионер не нашел ни малейшей веры в бога у студентов, хотя те причисляли себя к верующим. Здесь можно видеть неизъяснимую, рудиментарную религиозность, которая не связана с мифологемой того или иного бога. А преподаватель за три года отдыха от мыслей, возможно, поймет, что философия не миф об астральном, а методика поиска истины путем перебора максимального числа версий: некий интеллектуальный детектив.

Любой танец

начинается от печки, а выпекаемся мы в детстве, в школе. Танцу нужно учиться, особенно, если это религия — «основной инстинкт», признак позволяющий называться человеком. Ещё до великой трагедии семнадцатого года школу назвали «средством распространения полезной грамотности», а религию представили, как «опиум». Получилась адская гремучая смесь. Марксисты исправили ситуацию: всего лишь припудрили, даже не подсластили, свой «опиум», и сразу все заработало. Мы с нуля сделали самую мобильную экономику. Сейчас ситуация, как в канун семнадцатого. Школа снова всего лишь «средство», без воспитания, церковь снова приглашает к Вере, не имея возможности воспитать эту веру. Результат: все покрыто плесенью стагнации и в экономике, и в душах народа.

Я проговариваю это уже несколько раз, памятуя о своей, детской вере в бога. Меня возмущало, что не отметили золотом каждый след дедушки Ленина. Но я не стал фанатиком его культа, даже членом его партии. Почему государство боится церкви в школе? ?ли это Церковь не идет туда? В ангельски чистую душу ребенка Бог войдет легко и останется там независимо от дальнейшей, грешной судьбы. В этом основная задача общества.

Танец жизни

Недавно в СМ? мы часто наблюдали «танец войны» — «З?КР». По эффективности он превосходил (мне кажется) остальную чеченскую пропаганду. Танец глубоко внедрен в наши гены, даже будучи забытым, он проснется в годину испытаний. В танце и робкие становятся «львами». Недаром Сталин вспомнил о религиях во время войны, это и есть НАШ главный танец. Понимание этого — вот заветный ключик к Царству Божьему, к соборности, к доверительному отношению к окружающим, к любви (в самом высоком смысле). Только ключик расчленили: часть в монастырях, часть среди верующих,- в церквях, но основная часть, «секретка», она у нас. Нам пора вспомнить свой танец жизни, только не так, как вспомнили танец войны чеченцы.