Религиозность

в нашей огромной и великой стране — явление самое примечательное. Храмы религий мы восстановили быстро, такое бывает только в сказках, но «золотая рыбка» и «джин из бутылки» в этом деле не просматриваются. Мне кажется, так прорастает наша великая культура. Кто хоть раз положил зернышко в землю и полил его, знают, как уязвим новый росток. ? паства и Храмы должны сосредоточиться: не растоптать бы ростки культуры грубым сапогом бунта. В делах бунта, революций, перестроек наша страна в лидерах и мы должны, наконец, понять: перераспределение частной собственности только видимость бунта, она интересна только ограниченной по численности группировке. Главное в бунте — поиск БОГА. Без Бога религиозность не может родить культуру. Такое впечатление: Бог покинул нашу страну и не хочет возвращаться обратно даже в позолоченные храмы. На предыдущей странице видно, как просто решают проблему бога в других странах. «У нас особенная стать», мы хотим верить, но как?

Общий принцип

Мы можем не говорить пока о судьбе этого принципа в будущем: из достоверно известного вполне составится доказательная база. Принцип простой: любое успешное дело, выполняемое коллективом — исполняется религиозно. «Успешность» и «религиозность» часто примитивны, но принцип от этого не страдает. Еще раз, самый примитивный пример: буйство футбольных фанатов. Бог — гений дриблинга и паса, успех: разбитые носы, отсидка в «обезьяннике», штрафы. Успешная страна Китай: бог — Мао и темп развития максимальный. Успешная страна США: бог — деловая успешность и самая мощная экономика (хромает экономика — дефект религии). Сингапур: бог — порядок и замечательный результат. В нашей истории. СССР — бог — Ленин и экономика вторая в мире. В 14ом году прошлого века в России темп роста экономики не меньше, чем сейчас в Китае. Это время, когда в России искали новое понимание православия.

При желании каждый может найти свой пример принципа, возвести бы это в ранг аксиомы, но огрехи истории вниз тянут. Вспомните дедушку Ленина, это уже не бог, а нечто противоположное.

Может быть, культурой называть способность конкретного народа находить своего Бога, используя для поиска основной инстинкт — религиозность?

Ребро Адама

Мы впитали особый допинг, но не из плавников акулы и не из молодых маковых головок, а из ребра адамова. Первый генетически модифицированный продукт, изобретенный человечеством — это СЕМЬЯ. Миф о ребре Адама прекрасен не только результатом плотского воплощения ( образом женщины), но он поменял полностью нашу суть. Применение ГМО всегда приносит неожиданные результаты. Мы распрямились — ходим не двух ногах, значительно облысели, изобрели речь, появились мысли, но утратили образ жизни. Мы — дети табуна — стаи стали жить семьей, такое даром не проходит. Многие погибли в борьбе за жизнь по новым правилам. Выжили только те кто, нашел свою религию, свою обрядность, изваял из неё основной инстинкт.

Второй ГМО, изменивший нашу жизнь и суть это — частная собственность. Эти два генетически модифицированных продукта и есть кирпичики в фундаменте культуры.

О культуре

люди толкуют давно. О «возделывании души» говорил ещё Цицерон (если, конечно, он сам — не персонаж сказки). О культуре повседневности доходчивей всего говорил Франсуа Рабле в начале 16ого века. Дальше, по-моему, нет ничего запоминающегося. Прочитать бы про культуру ведения войны, особенно современной.

О БОГЕ

говорить вообще опасно. Лучше сразу толковать о культуре религиозных войн.

О РЕЛ?Г?ОЗНОСТ?

Пишут меньше и, как-то, «вскользь», как бы опасаясь наткнуться на правду. А она в том, что это наш — основной инстинкт.

Суть здесь в том, чтобы научиться мыслить и вещать, и писать только в пределах единства трех терминов. Такая наука, когда она войдет в силу, расставит всё по своим местам, и энциклопедии мы будем листать с верой в истину, без опасения «подвоха».

Житейская практика

без труда справляется с понятием: «бог». Это и Ленин и фюрер и, вообще, лидер секты. Но попытка поместить в энциклопедию это понятие привела к крушению государства и религии. Перемудрили, утонули в амбициях. Даже термины бывают взрывоопасны. Вспомним школьную химию: ядовитый хлор с опасным металлом — натрием вместе дают безобиднейшую пищевую соль. Узнать бы имя атеиста, который сказал: «культура — служение богу». Как же это мудро! Даже занимаясь физкультурой, мы служим Богу, совершенствуя плоть — ЕГО творение. Следопыты интернета докопаются до имени автора и привнесут «порчу» связанную с именем. Лучше оставить в неопределенности, как «имя неизвестного солдата» на мыслительном фронте. Терминов БОГ и КУЛЬТУРА, фактически нет: и сейчас у многих «рука тянется к пистолету», когда слышат об этом.

Культура

КУЛЬТУРА —

служение Богу. Такую словесную формулу я записал очень давно и авторство не могу уже обозначить, но осталась приписка, что это мнение атеиста. Такое случается… В. Маяковскому, видимо, никогда не было так «хорошо» как в те времена, когда он писал о Ленине. Такой поэт и такой мужчина не мог не видеть, что «вождь» — это просто политический мерзавчик. Но он славил зародившуюся религию, жил религиозной жизнью своего народа, сливался в доверительности с социалистической паствой. ?з того что было он ваял образ бога. Жажда религиозности — она от внутренней силы, а «жажда власти» от тщедушия.

СОЦ?АЛ?СТ?ЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА,

которую воспевал В. Маяковский, имеет короткую историю. «Чистого времени»- лет пятьдесят (остальное становление и распад), но это культура и история моего поколения. Мы (моё поколение) не разрушали храмов, не воевали в Отечественной Войне, но мы уникальны в своей истории. Мы продукт религии созданной (исторически) мгновенно, но погибшей ещё быстрей. Нас много, не все еще отошли в мир иной. У нас даже интервью брать не надо: оно будет субъективно. ?стория нашего времени еще жива в литературе, поэзии, а ценнее: в планах всех организаций, которые влияли на ход истории. Сейчас, именно в этой точке времени, должна родиться новая религия, у нас снова

КР?Т?ЧЕСКОЕ ВРЕМЯ.

Восстановить Храмы и службу это не всё. Нужно понять: почему паства была так жестока к служителям церкви в 17ом году и где гарантия от рецидива. Здесь потребуется опыт всех поколений. Структура религии большевиков близка православию: у них не было времени, не было кадров, способных к новациям. Скорей всего православие и большевизм загубила одна и та же причина. Мы все о ней знаем, но молчим.

«Случай — Бог изобретатель»

Эти слова Пушкина мы слышим часто в эпиграфе передачи «Очевидное невероятное». Только воспринимаем так, как будь-то это сказано не  не о НЁМ. Пушкинисты, кажется, залезли в каждую букву стихов поэта, а здесь молчат. Нет комментариев,- боятся, а ведь это не юношеская «ГАВР??Л?АДА». Здесь зрелый муж и гений старался в пределах тогдашней цензуры что-то сказать. Можно видеть подсказку своим современникам, сломавшим свои мозги в богоискательстве. ? доискались: «свято место пусто не бывает». На божнички поставили Ленина.

«Не говорите Богу, что делать».

Был такой спор между двумя самыми известными физиками. Эйнштейн написал: «я уверен, что Бог не бросает кости». Нильс Бор парировал: «Эйнштейн, не говорите Богу, что делать». Речь шла о принципиальных тонкостях статистической и квантовой физики, где случайность, вероятность играют основную роль. Даже здесь, в микромире, все очень не просто, причем, проблемой занимались люди уже приученные к математическим и физическим абстракциям. Случайное в неживой природе имеет свои, почти мистические законы, даже лучшие из умов человеческих довольствуются лишь достоверностью результатов экспериментов и инструментального опыта, вынося далеко за скобки возможность понимания интуитивного, — житейского. Наши соотечественники ещё за сто лет до квантовой физики пытались проникнуть в тайну случайного, обремененного «человеческим фактором». Мы — существа вздорные, изначально капризные накладываем на загадочную (пока для нас) природу свой произвол. Но нас, людей, очень много: наш произвол, накладывается на статистичность неживой природы и всё вместе приводит к понятию — «бог» (пока с прописной буквы).

Комментарий

С комментариями у меня дефицит, но случается. Может не в тему, но привожу пример. Автор пишет: «интересно конечно почитать глупости, но чего же ты ещё Нобелевскую премию. не получил??? ? ещё классный список литературы… просто вот великие физики Маркс и Энгельс!». Так автор издевается над текстом другого раздела этого сайта — физики, вернее, материальности электромагнитного поля. У меня есть оправдание: я писал об этом в начале 70х прошлого века, а не помолиться богам той, большевистской религии, это как сейчас молиться в церкви, не снимая шапку. Релятивизм в физике по сей день правит бал. Думать о премиях не приходится, но имеет смысл провести аналогию. Фундаментальная наука, благодаря релятивизму, являет собой большое «пензенское» подземелье, где почти столетие отстреливаются фанатики. ? уютно там живут на средства налогоплательщиков, как тля на зелени.

Когда мы потеряли

БОГА? Не в 17ом году. Храмы громили и грабили безбожники, как минимум, во втором колене. Церковный консерватизм взорвался, будучи перегретым жаром религиозной философии. Народ ослепили яркостью речей и блестящей философской риторикой. Самый жестокий враг не произвел бы таких страданий нашему народу, как этот самый человеческий фактор. Было в истории Франции что то подобное, когда под гильотину бросили Бурбонов, а после и большую часть земельной аристократии. Там философы слишком убедительно доказали, что земля поделена не справедливо. Только гений Наполеона смог вывести эту страну из тупика.

Стены Храмов, Слава Богу, мы восстановили, но

НЕГАТ?ВНЫЙ ОПЫТ

повседневности занудно твердит, что бога нет. Даже к Святому причастию многие подходят в сомнении, каждый раз надевая личину мольеровского Тартюфа. Мы, как в 17ом. бредем по краю обрыва в мечтах о великом единении, но не понимаем, где потеряли свою религиозность, а без неё Н?КАК. Срок нового конца света назван: это декабрь 12ого (спешат куда-то, почему не октябрь17ого?). За новым олигофреном дело не станет: в Пензе уже провели тренировку. Так и будем копать штольню до Владивостока?