1. Наука. Гидродинамика отражает движение воды, акустика — воздуха, электродинамика — это суть движения специфической материи, достойной называться «эфиром». Фундаментальная наука ввела запрет на этот термин и обрекла себя на застой.
  2. Религия. Нас уверяют: человек — «существо политическое», может быть вернее — существо социальное и религиозное. Своим достижениям он во многом обязан именно способности действовать в сообществах. История показывает, что именно религия является наиболее эффективной силой, объединяющей людей для мира и процветания.
  3. Политика. Первый свод законов был призван исключить ситуации, когда прав бывает только сильнейший. Не кажется ли Вам, что пришла пора разработать систему прихода к власти, которая сделает политику более цивилизованной?
Вы можете оставить свои комментарии к статьям или написать мне на oshchepkov@mail.ru.

ОСОБЕННОСТ? НАЦ?ОНАЛЬНОЙ ?ДЕ?

Владимир Ощепков | | Пятница, Май 18th, 2007

Французам в своё время мыслители подарили своеобразную национальную идею. Руссо убеждающе рассказал, что частная собственность на землю появилась, когда нашелся хам, поставивший колышки и сказал, что внутри всё моё, и нашлись простаки, поверившие в это. Французам идея понравилась, и они включили гильотину, аристократов-землевладельцев проредили тщательно. Спасла их только религия – вера в божественную удачу военного гения.

У немцев была арийская национальная идея. Псевдоисторический бред изголодавшиеся по единению немцы восприняли как религию. Ефрейтор образца первой мировой просто не мог прокричать, что-то адекватное результату, ему позволили изнасиловать религиозность своей нации.

В России испытали германскую национальную идею. Простая была мысль: работодатель платит зарплату не полностью, прибавочную стоимость присваивает. На социально справедливом решении этой арифметики мы потеряли значительную часть населения и разрушили средства производства. Сейчас нам прививают очередную, импортную идею, — идею индивидуального успеха и святости накоплений – результата успешности. Рискованное мероприятие, испытанное только там, где нет ещё истории: молодо, зелено. Религия потребительства может быть опасней марксизма.

В России была другая, проверенная веками, национальная идея: «Бог, Царь и Отечество». От добра добра не ищут, но почему нас куда то уводит. Отечество, хотя и сжалось, но живо, и процветало бы, наберись мы все вместе терпения и мудрости обсудить проблему спокойно. Президента можно назвать царем (синтаксическая проблема), не передавать лишь это прозвание по наследству. С Богом у нас не всё в порядке! Легенда, что «плохие парни» с партбилетами расхристианили страну, удобная, но не верная версия. Паства разрушила и храмы, и государство, давайте думать: ПОЧЕМУ !?

ПАЛЕОПОЛ?Т?КА и ПАЛЕОРЕЛ?Г?Я

Живет в нас горделивое сомнение в правоте Ч. Дарвина: не хочется верить, что наши далекие предки были похожи манерами на бабуинов. Но! посмотрите на драку в каком ни будь парламенте, можно даже наблюдать портретное сходство с приматами. Кровь некоторых обезьян можно переливать человеку – это лишняя улика, великий натуралист был прав. Мы еще не завершили свой путь от бабуинов в человекообразие и находимся на самом опасном отрезке, где можно, имея накопленный опыт и интеллект, разрушить свою среду обитания в какой ни будь грязной войне. Наш генетический код отрабатывался и настраивался в стаях многие тысячелетия. Что же разрушило стаи? У приматов и стая организована примитивно: вожак стаи – хозяин, судья и палач, обычно это самый сильный зверь. Главное достояние вожака это единоличное право спариваться с самками стаи. Первый и главный шаг на пути к человекообразию было разрушение этого права. Скорей всего, примата сделала человеком любовь. Вожак не всегда мог обеспечить «стерильность» своего гарема, некоторые самочки тайно сходились с его конкурентами (они сильно рисковали). «Свежей и ярче передают наследственность тайком, чем» на прискучивший манер ритуального изнасилования.

Так рождалась семья, где любящие существа учились уважать друг друга и доВЕРЯТЬ, хотя это и не заложено в гены, как у других «семейных» животных.

Так складывалась новая формация – племя.

Природа слепила нас из того, что было. Не всё в стае приматов было негативным: одно нужно искоренять, другое модернизировать, третье – сохранять, например, заботу о крепкой мускулатуре, о репродуктивной и жизненной активности. Стая приматов состоит из «существ политических», борющихся за власть. В отличие от людей, эта борьба не становится профессией, она ведется лишь, если вожак ранен, погиб или слаб. Если у вожака мышцы играют, зубы сверкают, а глаза горят, тогда ссоры утихают, и наступает благодать восхищения своей стаей, своим вожаком – фюрером. инстинкт совместного сожительства превалирует над прочей суетой. Самцы стаи свою политическую и прочую похоть прячут поглубже, не от фрейдисского чувства неполноценности, — так велит природа. Утенок, увидев воду, поплывет, а цыпленка не загонишь: такова «их» природа.

У людей большая часть полномочий вождя делегирована в семью. Такая демократизация увеличила инициативу в среде племени, но порядок пострадал. Для настройки важных совместных действий (охота, война) стали использовать ритуальный танец, как делают это пчёлы. То племя, где были талантливые хореографы, успешней развивалось и расселялось по весям. из танца, наконец, образовался религиозный обряд, научивший нас доВЕРять соплеменникам. Религиозность и доВЕРительность источник нравственности и суть ВЕРЫ. В религиозном обряде мы ищем то, что не сможем забыть: эхо далекой стаи, радость совместного действия. Называем мы эту благодать — стяжанием ДУХА БОЖЬЕГО.

По историческим часам мы ещё вчера были приматами, человекообразие еще не окрепло в глубине сознания. У пчёл жизненный порядок прочно зашит в генетический код, — они уже никогда не станут грязными мухами. Мы – люди только случайно натыкаемся на подходящий нам порядок, при этом происходит скачёк развития и энтузиазма с последующим откатом на худшие позиции, поскольку строим общество наугад, по капризу невротических инициаторов.

У России самый богатый опыт сопротивления внешним разрушителям, но ещё богаче опыт саморазрушения, и нас это не учит. Сам БОГ велит нам покопаться в гумусе достоверной истории, определить, где лежат грабли, на которые мы обычно наступаем. Пример наполеоновской Франции не иллюстративен: всё там находится в тени удачи военного гения. Зато Германия перед войной – интересный пример: религия, изобретенная в ?талии – фашизм, высветила подходящую, но невзрачную фигуру, возвела в фюреры. Результат – ослепительный взлет активности населения и экономики, но после – катастрофа. В России взлеты носят так же вид резонансных пиков. известны феномены: Петровский, Екатерининский, Столыпинский, но посмотрим на последний – Ленино-Сталинский. Что здесь произошло? В сильном государстве ослабла основа – религиозный культ. Общество перестало ощущать сладкий вкус совместного действия. В музыке есть термин –шлягер, где главное – новизна звучания. Нашим прадедам подсунули новый религиознокультовый шлягер – марксизм. Взяв за основу пародию на христианство, имея в наличии не очень ярких вожаков, мы «строили ракеты и перекрыли Енисей» и даже сумели срубить голову самой гадкой религии. Принято считать, что основа успешного государства это структура власти и гений вождя. Сомнительное положение. Главное это настрой общества на общее дело, каждый должен чувствовать себя винтиком или гаечкой единого механизма и ВЕР?ТЬ в правильность всей конструкции. Если такой корабль создан, то почти неважно кто схватится за штурвал, хилые ручки вожаков не сдержат, если соорудили монстра. Робеспьеру такой «штурвал» оторвал голову. Германский штурвал оказался под таким отрицательным напряжением, что Гитлера испепелило.

Бурные аплодисменты, паника, массовые хулиганства – это безритуальные проявления коллективизма, стадности, толпы. Наши далекие, далекие предки путем медленной эволюции закачивали в свой генетический код дар религиозности. Мы так и оставались бы бабуинами, но мы упорно шли к человокообразию, когда искали и находили свою форму религиозности, когда совершенствовали религиозный обряд – это лучше, чем блестящий застой, когда, отделенную от государства религию, мумифицируют. Мы тщательно, но тщетно консервировали, оберегали от гниения марксизм, но, имея опыт разрушения церковных стен, мы хладнокровно уничтожили парткомы, а мудрые китайцы всё модернизировали, и имеют замечательный результат.

ОСОБЕННОСТЬ ТЕКУЩЕГО МОМЕНТА

Особенность текущего момента нашей истории характеризуют цитаты из журнала «Православный Христианинъ» № 8,06г:
«Христианами не стесняются называть себя почти все, но о Церкви и слышать не хотят и стыдятся чем-либо обнаружить свою церковность».
«Враждебный настрой к Церкви не ослабевает».
«Парадоксальным образом люди совмещают в себе мощное стремление использовать Церковь в своей жизни для получения мистической помощи в бытовых ситуациях и неприязнь ко всему церковному».

Предлагается решить эти неприятные факты радикально. Нужно отлучать от Церкви «отпавших» (не посещающих регулярно церковную службу); предлагается разделить людей по линии посещаемости.

В начале прошлого века паства разрушила храмы, когда людей делили по другой линии. Приведу цитату: «умникам нет входа в св. Церковь, умность всякую нужно отложить у самого входа в этот дом» (еп. Феофан Затворник). Можно найти и другие линии разобщения, где особенно усердствуют секты, но ведь религия – «это совместное поклонение высшим силам». Где же прощение, терпение, любовь? Где гармония винтиков, шурупчиков, гаечек? Приведенные цитаты это крайне тревожные симптомы. Не высохла ещё краска церковных реставраторов, а где-то уже прорастает стихия богоборства.

Мрачно, даже очень мрачно можно живоописать момент нашей российской действительности: так уж случилось, но большую часть общей собственности завоевали и присвоили олигархи, теперь всё будет передаваться по наследству в клане завоевателей. Нам оставили роль военнопленных, рабов, холопов. Нашу покорность обеспечивает государственная машина, а идеологию раболепия снова взяла на себя церковь. Может СЛУЧ?ТЬСЯ, такая мысль рекрутирует нашего, доморощенного, бесноватого ефрейтора на «подвиг» разрушения.

Лучше в «розовых очках» смотреть на это… Большинству населения не так уж важно кто разруливает бывшую гос. собственность. В кожаной ли куртке с маузером хозяин, — или с тугим кошельком. Труд хозяина больших кусков собственности дело хлопотное и кроме болезни менеджера (импотенции) ничего не несет, завидуют им лишь те, кому не на что опохмелиться. Живут олигархи в страхе появления новых Демидовых и Строгановых, кому они послужат питательным планктоном. Сейчас навязчиво призывают к аскетическому образу жизни, интересно, кого агитируют? Значительная часть наших сограждан аскетична просто экономически, но аскеза миллионеров может оказаться привлекательной для Н?Х. Уже есть случай передачи яичка Фаберже в музей. Если бы «некто» состоятельный вместо черепахового супа согласился на стерляжью уху, а вместо бриллиантового колье подарил любимой женщине всего лишь бусы из изумрудов, опытный имиджмекер смог бы преподнести это, как аскезу. Наш «некто» в этом случае почти не пострадал, зато все встретились на одном поле долгожданного аскетизма. Пусть злословят: «битый небитого везет», но на этом поле станет понятным «кому на Руси жить хорошо». Как и предполагал Некрасов, в проигрыше снова окажутся богатые. Жалость к ним бедненьким примирит нас.

БОГ – СУДЬБА?

«То что для верующего Бог, для атеиста – судьба», такую мысль Вы в той или иной форме найдете и у теологов, и у тех, кого называют атеистами, и тем более у философов. Перефразируйте: «то, что для верующего Бог, для остальных (пока) — судьба» и преподавайте религиозность в школе. Отказываться от благ религиозности большей части общества непродуктивно. Потребность человека в коллективных действиях заложена генетически. Недаром говорят об огромной энергии толпы и ее особой психологии. Религия энергию толпы направляет в русло полезное обществу. Человек, утратив звериные инстинкты, смог исторгнуть из себя мораль, только благодаря религии. Религиозный культ подключил энергию толпы к решению самого трудного для человека дела — поступать в соответствии с принятой моралью, если учитывать, что самые мощные и тщательно скрываемые желания, — аморальны. Религия важна для общества больше, чем медицина, они даже близки по смыслу: одна лечит тело, другая душу. Подавляющая часть Бога, которого мы любим и боимся — это судьба и ее фатальность, все остальное просто утилитарное использование страха перед этой высшей и стихийной силой.

Общество, построенное на свободе, в том понимании, что каждый может делать то, что не запрещено законом, — не совершенно. Законы рождают разум и опыт – не очень мощные родители. Для эффективного сообщества людей, типа государства, необходимы кроме законов еще и мораль, совесть, честь, любовь к ближнему, доброта, все, что находится в ведении религии. Общество, где только несколько процентов религиозных теплиться только на патриотизме, — фундаменте, который не во все времена надежен.

Когда мне приходиться писать о религии и, особенно, о Боге, то невольно чувствую холодок в затылке, суеверный страх, пред гневом высших сил. Кажется, что Судьба — Бог даже мелочи выстраивает в хитросплетения неудач. Я с благоговением понимаю, что религия, общее начало которой – идея Бога, доказала свою жизненную необходимость. Проблема, кажется, в том, что люди так долго и так настойчиво пытались проникнуть вглубь религии, что довели Бога до самой непонятной категории. Если попытаться ознакомиться со всеми мнениями теологов, философов и атеистов, получишь такой лес, из которого выхода нет. Мы, — большинство населения, не способные просто верить, для церкви как бы не существуем. Нам требуется, не пытаясь подогнать под себя окружение, влиться туда равными членами религиозной семьи.

Приведу пример: говорят, что рукопожатие — это рудимент глубокой древности, когда люди, встречаясь в лесу, чтобы удостовериться, нет ли в дружеской руке враждебного камня, ощупывали ладони друг друга. Сейчас мы жмем друг другу руки, даже не замечая проявления вопиющей подозрительности. Так же нужно относиться и к религии, как наивысшей Благодати и, в то же время, как к технологии взаимопонимания – солидарности.

БОГ – удача, рок, случай.

Великому Пушкину было уже 30 лет, когда он написал известные строки:

О сколько нам открытий чудных
Готовит просвещения дух
и опыт сын ошибок трудных
и гений парадоксов друг
и случай, бог изобретатель.

Выделено мной, интересно, в рукописи поэт это выделил? Здесь речь идет явно о тождестве. Для безбожников «оскорбительна» власть случайности, потому их превратности от лукавого, а Бог – Случай воцерковленного человека поощряющая, воспитующая и порицающая Суть, которая ведет в храм, ведет к общению, к ДоВерию – к истиной Вере. Физические законы термодинамики, статистической физики, квантовой механики и пр. (например, даже социологии),- это законы вероятностные, статистические. Законы физики мы знаем не только как математические формулы, но и интуитивно. Например, сопромат всегда живет в нашем сознании: по тонкой досочке переходить канаву вы не будете и тонким прутиком булыжник двигать не станете, а возьмете лом. Вселенная это огромный калейдоскоп случайных явлений, биологическая жизнь земли – фрагмент этой системы. Мы — те же пылинки случайности: если бы ваш предок плыл на «Титанике», вас бы не было. ?нтуитивное понимание зыбкой случайности нашей жизни, а главное, ощущение закономерностей случайности (даже звучит парадоксально) и есть основа представлений божественности. Поэтому молитвы сводятся к просьбе:

Боже – сделай добро.

Боже – оборони от зла. ? просим мы это у случая – великого изобретателя и чудотворца. Памятуя свой жизненный опыт, вряд ли найдется отморозок, кто не убоится ТАКОГО БОГА; и в душе каждого разольется любовь к НЕМУ, когда припомнит благодатные мгновения своей жизни.

КУЛЬТУРА – СЛУЖЕН?Е БОГУ (?)!

До середины позапрошлого века призрачного знака вопроса не существовало. Только после началось мыслительное хулиганство, обеспечившее «сумерки богов». Беззубый волк, слепая сова, человек без религии – понятия одного качества. Только без религии мы не можем и гонит нас кого в секты, многих в стяжательство, некоторых в разврат. Лики, не находящей надлежащего выхода религиозности, очень разнообразны. Вот пример: беспорядки во Франции. Это не протест обездоленной молодежи, нет — это стихийная вспышка религиозности, как видите, голод религиозности бывает острее потребности в пище. «Цветная» молодежь этой страны исключена из клуба соревнующихся в стяжательстве, оторвана от своих капищ, мечетей, церквей. Погромы их религиозный культ, так происходит разрядка потребности творчества в толпе – стае. Это лишний раз доказывает, что религиозный инстинкт является для человека «основным».

Отдавать религиозность, важнейшую область сознания, на растерзание догм и стихии – экологическое варварство не только во Франции. У нас, в России, семья и религия отделены от государства первая материально, — вторая ещё и законодательно.

Государство готовит своих граждан солдатами, рабочими, мыслителями, как изготавливают машины и роботы. Где же «основной» инстинкт? Мы вновь и вновь пытаемся строить без религиозное государство, но такого не бывает, и у нас получается либо идеологический монстр (типа фашизма), либо бунт с погромом. Государство вбрасывает человека в жизнь совершенно не подготовленным, не имеющим понятия о религии, о её обрядах, молитвах, о Боге. В церкви мы появляемся только полу придушенными обстоятельствами, либо по случаю модных обрядов крещения и венчания.

Приведу несколько цитат:

«Здоровое и могучее правосознание, по своей основе и по своему строению, имеет религиозный характер».

«В душе религиозного человека пробуждаются именно те самые благородные силы, которые необходимы для процветания благородной государственности».

«Религиозность ведет человека к патриотизму, к культу солидарности».

«Религиозность есть радость души, воспринявшей объективное качество предмета и плененной его совершенством».

«Религия есть не только пафос совершенства, но и пафос реальной силы».

Этим словам швана ?льина почти сто лет и писал он их недалеко от Франции, но культура и правосознание так и не стали религиозными. Французы уже платят за это, нам ещё предстоит.

Что же мешает нам быть религиозными (культурными)? Согласитесь: тропинка в храм становится все уже. Приведу ещё одну цитату из ш. ?льина: «государство должно жить в душах людей, занимая их внимание, вовлекая их интерес, постоянно заставляя их мысль – работать, их волю – напрягаться, их чувство – гореть». Так нужно говорить не только о государстве, но и о любом важном деле, даже о Церкви. Замечательная музыка слов и гимны такие поют на многих языках во все приснопамятные времена. Только государства всё рушатся, а храмы и избы горят и горят.

Психоаналитики толкуют о природной склонности человека к агрессии и разрушению, а политиканствующая часть общества, наоборот, «по каплям выдавливает из себя раба». Где же правда о сути человеческой? Всё дело в незавершенности человека. Бабуин — существо политическое, а человек своё политическое начало спрятал в семье, но там его трудно сдержать. Только религиозный аутотренинг делают человека приемлемым для жизни в обществе. Когда религиозный человек мордует свою гордыню, пестует в себе страх Божий, тискает жажду власти смирением, он побеждает в себе бабуина. Героизация «бабуизма» принимает угрожающие формы. Болезненное состояние тщедушного человека совсем не похожего на «белокурую бестию» назвали «ницшеанством» и возвели в ранг похвалы политиканству. ОМЕРТВЕВШ?Е ДУШ? политиков лишают жизненных соков все стороны жизни людей, даже Церковь не избавлена от этой напасти. Так рождаются идеи разогнать, отлучить, остаться только в узком кругу коленопреклоненных. Как сказал наш, давно забытый поэт «тяжелы нам думы, но легка молитва». Такое упрощение и облегчение вполне может привести к новому крушению храмов, которые только ещё оживают.

Догматика, которую держат за дойную корову, особенно противна в фундаментальной науке, в части, называемой релятивисткой физикой. Здесь авторитарными методами искусственно поддерживается жизнь догмы – парадигмы (об этом см. substancija.ru).

В этой области можно не ждать революций и погромов, слишком узка прослойка заинтересованных, ещё уже – понимающих суть дела. Неужели роскошный застой так и будет терзать науку. Но если что-то не развивается и не совершенствуется, то тихо умирает либо уничтожается, как не достойное жить дальше. Даже отдельно взятая личность, достигнув предела совершенствования, ждет прихода существа с пустыми глазницами и косой.

«Человек относительно религии при правильном развитии проходит три возраста: сначала пора детской или слепой веры, затем вторая пора – развитие рассудка и отрицание слепой веры, наконец, последняя пора веры сознательной, основанной на развитии разума». Так свой жизненный опыт резюмировал Вл. Соловьёв. Когда я прочитал это, то ясно вспомнил свою детскую веру, вернее осознание несправедливости, что современники не отметили золотым тиснением каждый след Ленина, а когда повзрослел, меня легко убедили: он бездушный тиран. Может быть, это путь любого индивидуального сознания: загляните в свою помять. Слова философа звучат как инструкция по педагогике: детей нужно учить, сначала опираясь на веру в Бога, на любовь к Нему и даже в страхе Божьем. После нужно обязательно научить материалистически смотреть на Бога, тогда не будет внутреннего протеста и неприятия веры по принуждению.

ВЕРА ПО ПР?НУЖДЕН?Ю:

злейший из врагов наших. Этот «талгалашка» уже два раза почти загубил Россию, первый раз, когда казалось, что комиссары спасли нас, второй – при демократах, в перестройку.

Я из того поколения, которое зубрило «научный коммунизм», « историю партии» и

пр. Я не был коммунистом, но и мне приходилось писать конспекты по решениям

партийных съездов. Мы делали вид, что верим в святость решений, хотя и в те времена мне казалось: идеологи не верят, что мы верим, но успешно отчитываются перед выше стоящими. Такую технологию убеждения коммунисты позаимствовали у инквизиции, а эта братия могла не думать: верят ли им, имея такие доводы как костры и прочий пыточный инструмент. Приневоливая к вере, инквизиция извращала суть христианства. Вспомните, когда апостолы просили ?исуса укрепить их веру, Он ответил сарказмом: «если бы вы имели веру с горчичное зерно и сказали смоковнице сей: исторгнись и пересадись в море, она послушалась бы вас» (глава 17, Евангелие от Луки). Отождествлять христианство с верой даже в самую выверенную догматику не очень правильно, даже опасно: марксизм погиб от занудных призывов и восхвалений

ЭКОЛОГ?Я СОЗНАН?Я.

В жизни человека, а главное, в рождении его сознания есть критический момент. Я понял важность этого момента, когда прочитал о современных «маугли». Оказывается, если ребёнок не получил общения с подобными себе на стадии рождения собственного «Я», он уже никогда не станет человеком, а останется волком, собакой, тем, кто его в это время « воспитывал». Как обстоит дело с теми, кто общение получил? Зависит ли сознание человека на протяжении остальной жизни от качества и количества общения. Как влияет состав и круг общения ребёнка на самосознание? Можно предположить, что будущие таланты и гении, наше ординарное массовое сознание и самосознание извращенцев, садистов и пр. всё это имеет своим истоком состав и качество группы общения маленького создания, входящего во взрослую жизнь.

Прежде века и века люди не задумывались о рождении из пены жизни сознания: семьи были большими и общения было достаточно. Теперь нужно спасать своё будущее, какими то искусственными приемами, кажется, у нас есть даже успехи, если слухи о гениальных «индиго» верны, тогда уже существует драйвер человека будущего.

Взвести пружину и настроить струну сознания будущего человека, — это пол дела.

Наша разобщенность и недоброжелательность имеют истоком, что -то трагически важное и недооцененное. Есть замечательный факт: люди не знали без религиозного периода своего существования. Нас все время сопровождает, какой то ритуал либо идеология. Отделять Церковь от государства экологическое преступление, воспитывать человека вне религии то же самое, что ребенка содержать в волчьей стае. интересно, найдётся ли дрессировщик, который из цыпленка воспитает водоплавающую курицу? Первый вопрос: кому это нужно? Но, ведь, воспитывать нравственного человека без религиозными методами такая же бессмыслица.

СОФ?Я – МУДРОСТЬ НАРОДА

Люди постоянно сталкиваются (контактируют) между собой, их судьбы сцеплены какими то зубчиками и так вплоть до образования семьи, а после и государства. Похожим образом зацеплены судьбы в стае бабуинов, в прайде львов, в улье пчел, здесь судьбы прочно спаяны инстинктом, который неудалимо спрятан в гены. Мы – люди из того же «теста», природа настойчиво зовет нас действовать сообща, но эти сладкие позывы мы либо игнорируем, либо гасим в ярости толпы. Шоу-бизнес начинает осваивать коллективные страсти, собирая свои мероприятия на огромных сценах, это позитивно: есть возможность понять, как энергетика толпы зависит от числа участников, присутствует ли она в камерных театрах.

Сейчас интенсивно строятся стадионы, хотя это храм тела, но много действий спортсмены производят сообща и становятся потенциально религиозными. Часто можно заметить молитвенные жесты у спортсменов. Чем больше на стадионе коллективного, соборного, тем выше результативность.

Судьба наша – судьба людей будет зависеть от того, вернем ли мы благодать объединяющих начал в Церковь, это можно будет назвать СОФ?ЕЙ – мудростью народной.

ДЕФЕКТЫ НАЦ?ОНАЛЬНЫХ ?ДЕЙ

Основной изъян этого института нашего сознания расположен в названии. Я родился и вырос в Сибири, на границе с Казахстаном, треть населения составляли волжские немцы. В школе почти всегда соседями по парте были немцы, были среди нас и казахи, и татары. Сколько я себя помню, идентификация по национальности была не выше, чем по цвету волос (блондин ты или шатен). Хотя «рыжие» вызывали настороженность, вероятно из за повышенной агрессивности. Теперь, когда мне приходится слышать о национальном, мне кажется, что прорвалась грязная труба с жидкостью, которую называют «геноцид». Нас, большую часть населения, считают низкосортными те, кто убедил себя в чистопородности, у них нет логики: ведь чем больше намешано различной крови в человеке, тем совершенней личность. Пример тому Пушкин с крапинками эфиопской крови и Лермонтов – шведской. С другой стороны чистопородность часто выдвигается как довод в политических фразах. Не пора ли научиться, говорить о национальном только в разделе этнографии, тогда родятся идеи с другим, благозвучным, названием.

ПОЧЕМУ ОТДЕЛЯЮТ ЦЕРКОВЬ ОТ ГОСУДАРСТВА

Сейчас стали обращать внимание на особую роль сказок в нашей жизни, на особую, мистическую, информацию, заложенную в них. Восторгаются сказкой «про курочку рябу», а ещё больше – про «репку». Считается, — когда дедка за репку, а бабка за дедку и т. д., то это воспитывает взаимопомощь растущего поколения, так появляется и коллективное, и соборное. Но! это не адекватно задаче. Для этого всегда существовали мифологемы религий. Мифы инструмент, с одной стороны, необходимый, с другой – опасный, когда рождается из мути скоропалительных революций или политических дрязг. Такова сказка про дедушку Ленина и коммунистический идеал (хотя без первой компоненты идеал мог бы стать идеальным). Ещё хуже миф о гениальном фюрере и арийской расе. Кажется мы достаточно осмысленно возвращаемся к мифологеме православия, только очень непоследовательно. Сказки и мифы важны в первоначальном воспитании, не дальше начальной школы, а после по жизни ведет культура – нравственность. Мы же тщетно пытаемся внедрить в сознание взрослых людей религиозность, но это как переливание крови в бездыханное тело. Попытайтесь извлечь пользу от чтения сказок в вузовской аудитории. Совсем недавно религия парткомов была значительной частью государственного устройства. Какой же смысл сейчас отделять религии от государства? Мудрей наполнить их надлежащим смыслом и впрячь в оглобли государственной пользы. Без страха Божьего, без любви к Нему мы будем плодить монстриков не способных к организации гражданского общества.

Давно уже забыто всё, ради чего отделяли религии от государства, пора бы образумиться. Ведь даже на вопрос: «кому это выгодно?» — трудно ответить. Люди миллионы лет жили религиозно (но не политически). Ещё раз прошу вникнуть в мои доводы. Ребенок, помещенный в стаю животных, никогда не станет «маугли», даже вернувшись к людям, он останется волком: тем, кто его воспитал. Маленькому ребенку обязательно нужно побыть среди людей пока не появится речь и мысль, и не упустить самый важный период жизни, когда не проснулся ещё инстинкт размножения, «жажда власти». Только в младенчестве можно привить заповеди, — основу нравственности. Привить так, что бы не было отторжения в остальную, взрослую жизнь. Слишком поздно приходит к нам религия, мы уже мертвы для восприятия Бога.

ПОЛ?Т?ЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ.

Меня удивляют некоторые совпадения.… Как только на сайте появились соображения: «почему церковь отделена от государства», так в СМ? опубликовали письмо академиков о «клерикализации». Пандемия какая-то: от клира церкви до академии всё пропитано духом политиканства, борьбы за власть, за идейное влияние. Политиков в статусе тяжко больных доже сатирики не беспокоят: скорей всего, они так же не без сладострастия власти, это солидарность, братство на ниве ущербности. иначе спросили бы они академиков: почему те не протестовали против религии марксизма, а эта идеология проникала во все щели общественной жизни. В известной сказке есть персонаж «рыба-кит», это чудовище долго страдало, не зная за что. Когда ему разъяснили вину, он быстренько срыгнул все, что требовали. Хочется верить, что политики смогут излечиться, если им почаще говорить «аяяй».

Слишком много происходит дорожных происшествий, но было бы гораздо больше, не будь правил дорожного движения. Религии это те же правила движения по жизненным путям. Правила очень сложные, под стать житейским головоломкам. Многих жизнь выбрасывает на обочину и это не только «бомжи». Есть целая прослойка благополучных, с виду, но очень больных людей, отравляющих ношу среду обитания, — таковы политики.

У поэта Г. Гейне есть мысль, которая сделала его эмигрантом. Рассматривая сексуальную ориентацию своей королевы, он предположил: что — то конское попало в жилы германских королей. По аналогии можно предположить: что — то очень важное не попало в программное обеспечение мозгов и души политиков. Это результат без религиозного воспитания. Согласитесь, только очень больные люди могут с упоением заниматься делом, которые все называют грязным. Но! это самый оспариваемый момент. Такое впечатление, что даже самые ординарные граждане, которые ни кем (кроме тещи и сына) ещё не руководили, надеются ухватить своего « конька горбунка» за уши и, пройдя сквозь не очень горячие плошки с молоком, стать царями или президентами. Лелеяние такой надежды соблазняет слабые души несбыточной мечтой.

Те, кто может пробежать сто метров быстрее, чем за десять секунд или прыгнуть выше двух метров, начинали с детской спортивной школы. Другой путь доступен лишь спортивным гениям. Нравственность это так же достижение трудоемкое, вживить её можно только определённым способом и в сроки строго предначертанные нашей человеческой природой, — генетическим кодом. Яровую пшеницу не сеют под зиму: что же себя то мы не жалеем, не блюдем свою сущность. Воспитание процесс подражательный, а где же образцы то взять? (наверно академики не просятся в «отечества отцы»). Тысячелетняя практика (но не наивность) диктует: образцами считать святых, канонизированных религиозными культами, но, согласитесь, подвиги их нам кажутся странными, если не смешными. ? вот на божничке уже появляется фюрер, а результат… Даже «белокурых бестий» не воспитали, только покорное «пушечное мясо». У нас в России эксперимент был более удачным, на божничку (место, куда ставят иконы) массово ставили портретики Ленина. изобрели нового святого и бога. Не живучей оказалась такая религия, погибла она, когда в святые стали выдвигать дряхлых, тупых или алкоголиков.

Моему поколению еще повезло, хоть и методами инквизиции, хотя это и марксизм, но своевременное религиозное воспитание мы получили. Ни до нас, ни после такого не было, поскольку церковь отделена от государства. ? был тогда век золотой, только единицы политиканствовали, а основная масса религиозно воспитанных граждан осваивала целину, космос – вела достойный образ жизни. Но даже горстка уродцев, пораженных «жаждой власти», сумела таки довести страну до распада.

Православие, не приставленное к воспитанию, к школе – это не религия, а музей — равный среди музеев. Религия это когда существует непрерывный ряд обрядов от крещения до отпевания. Самый главный из них – воспитание, на этой ниве и трудятся святые, вернее их образы, с их Богопочитанием, аскетизмом, смирением и прочими достоинствами. Верующий это не тот, кто самолюбуется пониманием догматики, а кто чтит основу своего воспитания, выполняет определенный ритуал, означая тем самым готовность следовать вместе со всеми к нравственному идеалу. Грехи мешают видеть этот свет, но религиозное братство, солидарность образуют нить, которая ведет нас и которую мы часто рвём, надевая личину политиков, хулиганов, донжуанов, и пр. грешников.

Скоро наступит апофеоз политиканства – выборы по партийным спискам. Мастера грязного дела, объединившись в артели (политические партии) по одурачиванию электората, будут вершить наше будущее. Выигравших не будет, игроки только делают вид борьбы за власть, у них другая стезя. Проиграем мы все.

СТРУКТУРА ПОЗ?Т?ВНОЙ ВЛАСТ?.

Основной довод политиков: — власть всегда и везде распределялась среди «своих», среди самых хитро мудрых бестий. Спорная версия. Даже у бабуинов, мустангов или ослов власть достаётся самым сильным, значит жизнеспособным. Дикая природа знает и более демократические способы введения во власть. Яркий пример тому – рой пчёл. Здесь королеву (или президентшу) специально пестуют. Пролетариат (рабочие пчёлы), хоть и вершат диктатуру по отношению к трутням, но одураченным электоратом не становятся, сами с детства, с зародыша воспитывают свою власть и судьбу и не на шаг не отступают от векового ритуала.

У нас, у людей, выбрать первую красавицу, лучшего спортсмена, лучшего по профессии – это без проблем, за списком претендентов к партийным организациям обращаться никому не придет в голову. Можно представить себе первую красавицу, если бы выбирали ее, как президента. Наверняка в призерах оказалась бы секретарша партийного босса. С другой стороны, переделать природу человеческую, которая требует борьбы за власть, в обозримом будущем трудно предположить, впрочем, это и не нужно. Карьеризм, соревновательность даже конфликтность необходимые компоненты прогресса. Всего то и нужно обвязать скрупулезными законами борьбу за власть, за государственные должности. Поставить на пути к власти всё, вплоть до пулеметов, но не пускать туда дилетантов. Для президентской власти условие вообще простейшее. Президента можно выбрать только из списка действующих губернаторов.

Представляю общее возмущение! Можно предполагать, что в этом списке не найдётся достойных, но уж если здесь нет, то придется приглашать подержанных «варягов» из за бугра. Тогда и президентом давайте приглашать нового «Рюрика», благо эта историческая байка созвучна нашему менталитету.

ПЕРВОМАТЕР?АЛ ? НОС?ТЕЛ? СОЗНАН?Я

Мне довелось присутствовать там, где обсуждались чернобыльские проблемы, удивил меня цинизм термина – «биороботы». Так называли солдат, которых посылали на расчистку радиоактивных завалов, точно рассчитывая время работы. Такие расчеты позволяли не причинять большого вреда ликвидаторам. Надеюсь, меня не осудят, если такой термин я использую применительно ко всей живности. Сам «био» не так уж интересен – это механика, но механикой что-то управляет, заставляет и позволяет действовать. Каждая блошка, мошка, слон и человек носят где-то в себе по настоящему персональный компьютер. Совершеннейший процессор с космически огромной памятью таскает на себе каждый муравей, вирус, бактерия и человек. Хирурги сейчас делают «чудеса»: могут заменить сердце, почку и прочее, скоро, возможно, научатся вшивать в мозги некую «флешку» с готовой информацией, тогда и школы будут не нужны, но это шутка.

Хотя, например, львица без школьного и вузовского перенапряжения становится и машиной для убийства (пищи ради), и нежной матерью. Никакой психоанализ не обнаружит сбоев в поведении зверей, настолько совершенно сама природа поставляет им программы поведения и образа жизни. Неужели нам так и не удастся найти то место, где эта информация зашита и как она там перерабатывается? ?нтересно, какова масса одного байта биологической информации; сравнить бы с весовыми параметрами современных «чипов». Компьютер комара и слона многим ли отличаются? Большая часть возможностей внутреннего компьютера любого существа заняты репродуктивной функцией, но и та часть логики и памяти, которая участвует в поступках любой пчелки, гораздо больше возможностей любого современного промышленного робота.

Века, тысячелетия, миллионы лет стоят за программным обеспечением «биороботов».
Вирусы никто не обучает, они мутируют по воле случая, представляя собой калейдоскоп из первичной органики. Бактерии уже обучает среда, но их «мозги» сшиты из нескольких вирусных ячеек. Может быть все прочие мозги сшиты аналогично?

Люди только сейчас решили относиться к лягушкам гуманно. Давайте потерпим еще жестокость, продолжим эксперименты по препарированию и найдем, хотя бы описательно, конфигурацию лягушачьего внутреннего процессора. Определим, какая часть его отвечает за производство икры (за репродуктивную функцию), где, в какой части находится регулятор размера, этого земноводного. Может быть, удастся покрутить какой то тумблер до размеров кенгуру. То- то французы обрадуются. ?ли ещё фантастичней: может быть что-то, куда-то накапать человеческого и лягушка, как в сказке, осмысленно заговорит.

Простите, если прискучил своими шутками, но не знаю, как призвать к уважению к своему персональному компьютеру. Должны же мы стать умелыми «юзерами» своего сознания. Просыпаясь (включая сознание), нужно проделать что то очень важное, а засыпая корректно выйти из суеты дня. Кто-то проснулся и сел в позу «лотоса», другой помолился, некоторые отправились в шалман опохмелиться, кто-то принял наркотик. Вариантов много, но правильная деятельность биоробота, который мы на земле представляем, определена — фирмой производителем программного обеспечения. Одни скажут: это природа, другие- Бог, третьи – Космос, а такие вопросы нужно излагать без ерничанья.

ГДЕ Ж?ВУТ ГУМАНОЙДЫ?

Не то что практически, даже умозрительно, мы не можем представить себе границы вселенной, пределы времени её жизни и в прошлом, и в будущем. Мы мечтаем до уфологического бреда общаться с братьями по разуму; они где то обязательно есть, но их прибытие к нам не возможно чисто энергетически, да и интерес к нам не велик. Но, возможно, внутри нас сидят уже эти гуманоиды.

Мы не можем синтезировать живую органическую жизнь. Почти наверняка она имеет неземное, общекосмическое, происхождение. Где-то далеко в глубине галактик была планета АЛЬФА 1, там уже бегали динозавры. Но ей не повезло, в неё врезалось другое космическое тело. Живность погибла сразу, но малая часть микроорганизмов была выброшена в космос, и уж совсем малая – успешно долетела до АЛЬФЫ 2. Там зародилась новая жизнь, которая эволюционировала даже до гуманоидов, но они изобрели такую бомбу, что уничтожили и своих враждебных «земляков», и себя. Снова от взрыва в космос полетели ошметки микроорганизмов; и так до бесконечности. Теперь уж не понять, когда была первая альфа, но последней уже не будет. Плохо, если мы повторим судьбу альфы второй: наши вирусы окажутся мутантами от радиации.

Концентрация микроорганизмов в космосе уже давно величина постоянная и они всегда готовы осеменить жизнью любую созревшую по природным показателям планету. Десант, который зачнёт жизнь на новой обитаемой планете, интересен тем, что каждый персонаж несет с собой свой персональный компьютер, набитый информацией о своей предыстории. Космические гуманоиды живут во всякой живности и наш с вами бортовой процессор копия отТУДА.

1 комментарий »

  1. Здравствуйте, Владимир! Со многим согласен. Мои заметки по этой теме на сайте: «Книга жизни». Желаю всего доброго. С уважением, А.С.

    Comment by savrukhin — Август 21, 2007 @ 3:04 пп

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a comment

Powered by WordPress | Based upon "Tranquility white" theme by Roy Tanck