Культурный человек

Только житель заполярья: хант, ненец, чукча и так далее, достоин называться культурным человеком автоматически, если не алкоголик и живет традиционно. Живут они трудно, но это денно и нощно непрерывная литургия – способ выжить в жестоких условиях. Это культ – культура – религия (как говорят, в одном флаконе). Они не поддельно счастливы и не потому, что мозги отморозили, они наслаждаются жизнью. ?нтенсивность наслаждения у них гораздо выше, чем у профессионального наслажденца на пляже в Гавайях.

Рафинированный хант

Повезло! Встретил-таки, на Ямале именно такого ханта, как и предполагал. Оленевод: стадо 800т голов. Очевидно, что счастлив. ?скал отбившихся оленей, разъезжая по тундре в нартах, а снега то нет, потому упряжка аж из пяти оленей. Через несколько дней, спускаясь по порожистой речке, мы встретили ненца – рыбака, который того ханта знает. Ненец назвал того ханта (мягко выражаясь) хитро изготовленным. Но это уже их личные разборки.

Предлагаю того ханта рассматривать, как образчик культурного человека. Даже некоторые растения удостоились называться культурными, но с растениями проще: их таковыми сделали люди и узаконили терминологию. Вполне допустимо сказать: ОДНО зёрнышко культурного растения. С людьми сложнее: немцы (поодиночке) в эпоху Гитлера были (в основном) культурными. Но вкупе – звери. Наверно с понятием: культурный, какой-то непорядок? Часто говорят: культурный человек должен владеть компьютером, но не всякий компьютерный виртуоз – культурен.

Смириться

со СВОЕЙ культурой, и не искать другую. Уезжаю, вот, в отпуск, снова на Ямал. Надеюсь, хоть издали посмотреть на счастливых людей, которые смирились со своей, не комфортной (по нашим понятиям) культурой, — культурой выживания. Я наблюдал уже за ними: они не притворяются, они по- настоящему счастливы. Потому, что ОН? – оленеводы. Жители США, видимо, тоже счастливы потому, что ОН? – «свободные, вооруженные мужчины», которые сумели до чего-то договориться.

А у нас не поручаются договоренности: договариваться не о чем, пока не определились, кто МЫ такие. Фрагментарно, по мелочам, договариваемся: «мы – болельщики команды N, мы – саентологи, мы – мафия, мы – геи. ? сразу просыпается пассионарность: особая энергичность, талантливость, гениальность. Недавно и на государственном уровне «мы» проявилось: МЫ — строители коммунизма. ? ведь, построили бы, но религиозная реформация сгубила: ветреная, легкомысленная религия денег победила. Хорошо ещё без «Варфоломеевских ночей» обошлось.