Прививка

груши на берёзу – дело без перспективы, так же как позитивная история России без постоянного поиска своего индивидуального культа. Смотришь на котят или щенят: зависть берёт: думать не надо. Великая природа всё для них сделала: каждый шажок, каждое действие определено океаном поведенческих программ, записанных на совершеннейших носителях информации. Мошки летают и птички поют, а соловьи (особенно в Курске) гениальные композиторы – исполнители. Только мы – люди какие-то несчастные. Природа, видимо надеялась, что мы — люди избавим её от скучного  (со сроками в миллиарды лет) эволюционного развития каждой мошки. И мы не обманули надежды: изредка «человек» начинает звучать гордо и срочно нам приходится искать шоры: это такой простенький фрагмент лошадиной упряжи, который избавляет животных от пугливости.

Факт: критиковать большевистский социализм производительней,  чем Евангелие, Тору, Коран. Китай это доказал.

Стартап – 

монастырь, веками проверенный способ ведения успешного бизнеса. Единственный недостаток этого предпринимательского  мероприятия: отсутствие демографической перспективы. Зато, — это не инновация: патентных препятствий нет. Никто не запретит «семейные монастыри». И есть насущная проблема, которая вопиет. Нам обязательно нужно  верить, хотя бы в «команду молодости нашей, без которой нам не жить». Чудодейственность такой команды подтвердят многие, кому посчастливилось побывать в устоявшейся команде альпинистов, в успешном трудовом коллективе, пусть даже в шабашной бригаде. Каждый не умеет верить в самого себя, даже боится своей самости: мыслей своих, тщетно пытаясь исповедаться. Каждого из нас просто не доделали: не дали ни социальной, ни сексуальной ориентации, ни множества прочих правил жизни.

Всё дело в истории правил жизни. В прошлом тысячелетии  наш, в основном, крестьянский народ худо ли, бедно ли производил настоящих православных христиан, которые определяли культуру. Элита, которая мнила себя властью, в некоторые времена говорила только по-французски и жила своей жизнью, своей паразитарной субкультурой, где-то далеко от народа. В ряду возмущённых героев: типа Разина и Пугачёва, Ленин оказался самым удачливым только потому, что притворился реформатором православия, но не хватило у «вождя» ни здоровья, ни таланта. Литургия – «общее делание» в парткомах с мавзаленческой архитектурой и инквизиторской сутью  не прижилась. Садоводы лучше всех знают  термины: привой, подвой, приживаемость. 

Идея

по продуктивности близкая большевистской – это кладезь возможностей или ужас в тёмной ночи. Сейчас модно термины физики – термодинамики, конкретно, энтропию использовать в политэкономии. Максимальная энтропия там, где внутри системы нет сжатых пружинок: нет потенции — потенциальной энергии. Минимум энтропии там, где потенциальная энергия рвётся к подвигам. Худшая из ситуаций, когда система не замкнута, когда есть некая канализация, куда сливается вся имеющаяся потенция. Самый поучительный пример – молниезащита, — она не ловит молнии. Просто металлический стержень, забитый в землю забирает из недр нужный заряд и подставляет грозовому облаку. При отсутствии напряжения молния не возможна. Громоотвод (так называли раньше молниезащита) – это некая грубая копия капитализма, прихваченная нами (как эпидемия) в перестройку. Есть не мало примеров (деловых портретов) наших капиталистов, пример: https://www.fontanka.ru/2018/05/11/141/. Так вот растет наша энтропия, хотя этот термин не корректно употреблять в дырявых системах.

Ленинизм

в сослагательном наклонении – это лучше, чем любой утопический социализм или философская политическая экономия. Лучше, в прикладном – опытном смысле. Меня восхищают современные велосипеды, а это результат вековой модернизации деревянного монстра с огромным колесом. Железки и деревяшки складывать в лайфак – это нам просто, но собрать нечто не то, чтобы полезное, а трагически необходимое в такой же лайфак не получается. Как из ленинизма изготовить неуловимую национальную идею – тот самый лайфак? За историческое мгновение мы дважды поменяли «ВЕРУ», каждый раз запутываясь в паутине догматики. Попробовали бы вы усомниться в совершенстве идей большевизма, не завидую тому простаку: сначала лишили бы жизни или свободы, а в конце – карьеры. Иудеи провоцируют и принуждают своих юных адептов критиковать Тору, и пассионарность социума выше не только плинтуса. Китайцы допустили всего одно отклонение от ленинизма:  допустимость смешения его с капитализмом. Простенькая идея, и вот Китай – первая экономика МИРА.

Фабрика

«настоящих людей», которые победили германский фашизм, а после восстановили, разрушенную войной страну, основал Ленин. Фактически он повторил подвиг равноапостольного Князя, который заменил язычество православием. Наверняка и первое происшествие не обошлось без кровушки народной. То, что сделал Князь обросло мифами и для подражания не пригодно, но ленинский идеологический манёвр ещё досконально известен и может быть  применён без «перегибов».

Определить бы только главную проблему в создании настоящего россиянина, тогда и англичане, французы: все – все прозреют. Проблема фабрики по производству хомосапиенсов в разрыве технологической цепочки. Маленький пример: в далёкие года перестройки, в электричке купил китайский – «швейцарский» ножичек, очень красивый. То, что лезвие не заточено сразу заметил, но решил, что доведу до ума. Ошибся: там всё оказалось декоративным. Все социумы нашей планеты являют собой декоративные конгломерации особей не «заточенных» на коллективную разумность – это НЕ HOMO SAPIENSы.

Идеолог НЭП

Н. Д. Кондратьев  предложил циклическую, как времена года, теорию.    Сложные, почти очевидные отношения между индустрией и сельским хозяйством вытащили Россию из революционной разрухи. Но зависит ли лабильность производительности труда  от производственных отношений? Да, бригада «стахановцев» может выдать на-гора в 5ь раз больше угля, но это лишь увеличит безработицу и приблизит очередной майдан. Многими столетиями наше православие служило «опиумом для народа», много раз перестраивалось – реформировалось по капризу царей, Так, может быть, такая модернизация и нужна культам. Законы развития общественной жизни Кондратьев открыл в Бутырской тюрьме: эти законы божественны – теологичны. Такое в тюремной камере не может появиться, хайли лайкли, эта мыслительная пыль витала на «свободе». Ленин умолял «обновленцев» дать в аренду их Бога для «классовой» борьбы. Отказали! Вот и отправились в Кемь. А Ленин сам притворился «богом», и у него получилась социалистическая культура, которая и сейчас продолжает борьбу с  сибаритско – садомитским капитализмом с великой китайской стены.

Китайцы –

много миллиардный народ, оказавшись единственными эксплуатантами такого замечательного, большевистского культа (по-моему) как-то растерялись. Прижухли на своём бугорке и ждут: « чей труп проплывёт по реке» истории. Конфуций бы грязно, не интеллигентно, выругал их за такую тактику. Ведь, может случиться нечто не менее страшное, чем ядерная война. Вернее, китайская перестройка с такой войной. Пепел китайской перестройки в первую очередь засыплет Россию. Человечество дружно прихватило вирус глупости, допустив необходимость выбора: либо китайский социализм, либо капитализм по кальке из США.

Народам Земли имеет смысл посоревноваться: «чей бог  круче?» Здаётся мне, что беда в терминологии, недаром, твердят: «сначала было слово» и…  самого божественного  Бога стоит выбрать. Среди живущих на планете искать не имеет смысла: культура спит безжизненной пустыней. Поэты, музыканты, художники и прочие живчики являются, как тюльпаны в степи, только весной. Но весна культур не от солнечной цикличности зависит.

За что

священству  «Соловки? В конце 19 го века ЗНАНИЯ уже требовали материализма, а культы упорно настаивали на приоритете суеверия. «Назад в будущее», так даже звери не живут, ни птички, ни цветочки. Человечкам разумным сам Бог велел изучать окружающую материю и законы её существования, законы общения с испытателем: самим Богом. Не самому  мощному из богоискателей – Ленину революция вручила все ключи от кладовых России – власть. Не готов был вождь к такому виражу случайности. Не совсем забыв в эмиграции свой народ, Ленин попытался оседлать безграмотную — «бессознательную религиозность», и 2/3  страны уже поддерживало такую реформацию. Но священство занялось дележом головных священческих уборов, вот, и доигрались до  Кеми и Соловков.

А  Ленин продолжил путь к идее о Боге, не отвергнув свою кандидатуру на эту должность. Вот только большевистское евангелие (история КПСС), которую мы учили, была какой – то безвкусной. Но социалистическая культура (по животворчеству) оказалась  чемпионом по пассионарности, и теперь «живее всех живых» в Китае.

Технология воспитания

настоящего человека «хайли лайкли» просто отсутствует. Рядом с подъездом моего дома находится детский сад, и не единожды в день мне приходится наблюдать процесс производства будущих школьников. Это же иллюстрация «полёта над гнездом кукушки». Архитектурно всё аккуратно, чистенько, шумно и весело, а вот души нет. Нет литургии – «общего дела». Воспитательницы парами становятся между прогулочными площадками, ведут свой интересный разговор и наблюдают: как бы дети не разбежались. Вины воспитательниц нет: их не учили, а если учили, то по негодным методикам.

Какие методики считать лучшими? Наверно, самые успешные, исключив из списков сразу гитлерюгенд. И православие царской России нужно исключить: многовековой консерватизм (как – то ВДРУГ) померечился народу трупом. Сейчас не один политолог не может прокомментировать такой феномен.

Религия отцов и дедов

Дореволюционное православие элиты и интеллигентов  было, если не атеистичным, то снисходительно высокомерным. Пролетарии с крестьянами, наоборот, в религии видели источник стыда совести и вообще всех нравственных КОДОВ. При таком стечении обстоятельств консенсус исключается, проблема решается электорально – маузерно. Не дай Бог ещё раз решать всё в гражданской войне. Литургия: по другому – «общее дело» и оно было общим при феодализме  много веков: крестьяне – христиане  составляли необоримое большинство не ватников. Их уважали и помнили Разина, Пугачёва, Сталина. Наш православный народ на «слепой кобыле» — буржуазной философии не объедешь. После великой революции народ безошибочно определил: кого на «Соловки» вести, а кого на край «Бутовских полигонов» ставить. Священство так жестоко порицали за производство культового продукта не соответствующего истинным потребностям. Предпринимателей лишали капитала и жизни за растрату общественного валового продукта, за слив в канализацию для роскоши всего общего, ещё не доделённого  по справедливости.