«Звезда»

в городе Большой Камень —проект общенационального масштаба. Не менее масштабный, но не такой бюджетный проект мечтается увидеть, где нибудь в Поволжье. Там есть «закваска» — Женский монастырь, вот этим инокиням и стоит поручить (возможно) главнейшее задание. Даже не поручить, а слёзно умолить свершить дедовский подвиг большевиков, но в маленьком масштабе. «Новая Звезда» — достойное название для мини социума, который должен стать «ячейкой государства», вместо семьи, которая «выбилась из сил» от непосильной функции. Имеет смысл такой проект сделать на манер «БАМА», или «Целины», потому что это даже важнее.

Военно-промышленный комплекс  мог бы посодействовать инокиням материально и организационно. В Заволжье  интимно можно расположить секретные фирмы и фирмочки по производству электроники (например). Что-то вроде «комсомольского набора» нужно объявить по всем «детским домам», там готовые иноки живут, поневоле мыслящие инако. Это необходимый жест нашего, тонущего в грехе общества. Обеспеченные (по закону) бесплатным жильём новобранцы быстро организуют семейное братство: инстинкты природные заставят.

 Вот тут-то и откроется простор для социальных инноваций: «силиконовая долина» (по первоначальному проекту) станет долиной социальной.

«Изобрести велосипед»

Это нечто ироничное в области технического мышления. Но в других размышлизмах этот термин может стать не менее иллюстративным. Секты и майданы – это даже не плагиат с религии, а пошлое подражание. Интересный идеологический велосипед придумали большевики: социалистическую культуру (культ). Такое «изобретение», отработавшее 70т лет, преступно забывать. Социалистический культ изобрели МЫ — мужички с испугу, и закопали, размечтавшись о «максимальном потреблении. А это риск: «всё опять повторится сначала»: смута, майдан, разрушение храмов. Имеет смысл обратиться к прекрасному, слабому полу за вразумлением.

ЖЕНСКИЙ социальный культ не потребует напряжение разума, великих философов: все изгибы и тупики исхожены, а самый эффективный социальный культ изобрели НАШИ дедушки. Только бабушек приглашали в соратницы не правильных (типа «Землячки со стаканом воды и Крупской), такие ангелов совратят на насилие. Гендерные слабаки мы, мужички, по части культового строительства.

 

«Никогда не было

так, чтоб не было никак» в религии. Хомосапиенсы всегда совершенствовались культово, поскольку природа не предусмотрела разумности необходимой для выживания. Для нас закончился период воинственного протестантизма: после любой заштатной «Варфоломеевской ночи» разумное человечество может и не проснуться. Проблема в том, что люди и религии одинаково смертны, но не хотят понимать смысл этой одинаковости. Свою смертность стараемся попрать репродуктивным функционалом, а изношенные религии врачуем инквизицией. Инквизиторы и ханжи – это токсины социума.

Ещё раз! Лучший «апгрейд» религии осуществили большевики, испугавшись – «чегонатворили» и блеснуло «чудо –чудное» и была держава могучая.

 

Подвиги культологов –

 

 это то, что требует от россиян провидение – «Бог – изобретатель». Одного великого культолога (Ленина) Россия уже пережила. Очевидно: одиночки в этой сфере не эффективны, даже опасны. Слаб человек: трудно отказаться от соблазна стать императором или хотя бы «божком». Вождь свой джек-пот вырвал у случая – изобретателя, но статистика безжалостна к чемпионам лотерей. Подкараулила судьба и сделала вождя «овощем». Для философов Ленин – дилетант, но сами философы не «свет в окошке», а клуб по интересам – камерный КВН, до сих пор спорят, что старше: материя или сознание. Делать им нечего?  Так вот же насущная задача: как посеять и собрать урожай этого самого сознания для «настоящих людей», а не  полимерных, «белокурых бестий.

Прививка

груши на берёзу – дело без перспективы, так же как позитивная история России без постоянного поиска своего индивидуального культа. Смотришь на котят или щенят: зависть берёт: думать не надо. Великая природа всё для них сделала: каждый шажок, каждое действие определено океаном поведенческих программ, записанных на совершеннейших носителях информации. Мошки летают и птички поют, а соловьи (особенно в Курске) гениальные композиторы – исполнители. Только мы – люди какие-то несчастные. Природа, видимо надеялась, что мы — люди избавим её от скучного  (со сроками в миллиарды лет) эволюционного развития каждой мошки. И мы не обманули надежды: изредка «человек» начинает звучать гордо и срочно нам приходится искать шоры: это такой простенький фрагмент лошадиной упряжи, который избавляет животных от пугливости.

Факт: критиковать большевистский социализм производительней,  чем Евангелие, Тору, Коран. Китай это доказал.

Стартап – 

монастырь, веками проверенный способ ведения успешного бизнеса. Единственный недостаток этого предпринимательского  мероприятия: отсутствие демографической перспективы. Зато, — это не инновация: патентных препятствий нет. Никто не запретит «семейные монастыри». И есть насущная проблема, которая вопиет. Нам обязательно нужно  верить, хотя бы в «команду молодости нашей, без которой нам не жить». Чудодейственность такой команды подтвердят многие, кому посчастливилось побывать в устоявшейся команде альпинистов, в успешном трудовом коллективе, пусть даже в шабашной бригаде. Каждый не умеет верить в самого себя, даже боится своей самости: мыслей своих, тщетно пытаясь исповедаться. Каждого из нас просто не доделали: не дали ни социальной, ни сексуальной ориентации, ни множества прочих правил жизни.

Всё дело в истории правил жизни. В прошлом тысячелетии  наш, в основном, крестьянский народ худо ли, бедно ли производил настоящих православных христиан, которые определяли культуру. Элита, которая мнила себя властью, в некоторые времена говорила только по-французски и жила своей жизнью, своей паразитарной субкультурой, где-то далеко от народа. В ряду возмущённых героев: типа Разина и Пугачёва, Ленин оказался самым удачливым только потому, что притворился реформатором православия, но не хватило у «вождя» ни здоровья, ни таланта. Литургия – «общее делание» в парткомах с мавзаленческой архитектурой и инквизиторской сутью  не прижилась. Садоводы лучше всех знают  термины: привой, подвой, приживаемость. 

Идея

по продуктивности близкая большевистской – это кладезь возможностей или ужас в тёмной ночи. Сейчас модно термины физики – термодинамики, конкретно, энтропию использовать в политэкономии. Максимальная энтропия там, где внутри системы нет сжатых пружинок: нет потенции — потенциальной энергии. Минимум энтропии там, где потенциальная энергия рвётся к подвигам. Худшая из ситуаций, когда система не замкнута, когда есть некая канализация, куда сливается вся имеющаяся потенция. Самый поучительный пример – молниезащита, — она не ловит молнии. Просто металлический стержень, забитый в землю забирает из недр нужный заряд и подставляет грозовому облаку. При отсутствии напряжения молния не возможна. Громоотвод (так называли раньше молниезащита) – это некая грубая копия капитализма, прихваченная нами (как эпидемия) в перестройку. Есть не мало примеров (деловых портретов) наших капиталистов, пример: https://www.fontanka.ru/2018/05/11/141/. Так вот растет наша энтропия, хотя этот термин не корректно употреблять в дырявых системах.

Ленинизм

в сослагательном наклонении – это лучше, чем любой утопический социализм или философская политическая экономия. Лучше, в прикладном – опытном смысле. Меня восхищают современные велосипеды, а это результат вековой модернизации деревянного монстра с огромным колесом. Железки и деревяшки складывать в лайфак – это нам просто, но собрать нечто не то, чтобы полезное, а трагически необходимое в такой же лайфак не получается. Как из ленинизма изготовить неуловимую национальную идею – тот самый лайфак? За историческое мгновение мы дважды поменяли «ВЕРУ», каждый раз запутываясь в паутине догматики. Попробовали бы вы усомниться в совершенстве идей большевизма, не завидую тому простаку: сначала лишили бы жизни или свободы, а в конце – карьеры. Иудеи провоцируют и принуждают своих юных адептов критиковать Тору, и пассионарность социума выше не только плинтуса. Китайцы допустили всего одно отклонение от ленинизма:  допустимость смешения его с капитализмом. Простенькая идея, и вот Китай – первая экономика МИРА.

Фабрика

«настоящих людей», которые победили германский фашизм, а после восстановили, разрушенную войной страну, основал Ленин. Фактически он повторил подвиг равноапостольного Князя, который заменил язычество православием. Наверняка и первое происшествие не обошлось без кровушки народной. То, что сделал Князь обросло мифами и для подражания не пригодно, но ленинский идеологический манёвр ещё досконально известен и может быть  применён без «перегибов».

Определить бы только главную проблему в создании настоящего россиянина, тогда и англичане, французы: все – все прозреют. Проблема фабрики по производству хомосапиенсов в разрыве технологической цепочки. Маленький пример: в далёкие года перестройки, в электричке купил китайский – «швейцарский» ножичек, очень красивый. То, что лезвие не заточено сразу заметил, но решил, что доведу до ума. Ошибся: там всё оказалось декоративным. Все социумы нашей планеты являют собой декоративные конгломерации особей не «заточенных» на коллективную разумность – это НЕ HOMO SAPIENSы.

Идеолог НЭП

Н. Д. Кондратьев  предложил циклическую, как времена года, теорию.    Сложные, почти очевидные отношения между индустрией и сельским хозяйством вытащили Россию из революционной разрухи. Но зависит ли лабильность производительности труда  от производственных отношений? Да, бригада «стахановцев» может выдать на-гора в 5ь раз больше угля, но это лишь увеличит безработицу и приблизит очередной майдан. Многими столетиями наше православие служило «опиумом для народа», много раз перестраивалось – реформировалось по капризу царей, Так, может быть, такая модернизация и нужна культам. Законы развития общественной жизни Кондратьев открыл в Бутырской тюрьме: эти законы божественны – теологичны. Такое в тюремной камере не может появиться, хайли лайкли, эта мыслительная пыль витала на «свободе». Ленин умолял «обновленцев» дать в аренду их Бога для «классовой» борьбы. Отказали! Вот и отправились в Кемь. А Ленин сам притворился «богом», и у него получилась социалистическая культура, которая и сейчас продолжает борьбу с  сибаритско – садомитским капитализмом с великой китайской стены.